На главную страницу  

АНПО Правовой центр ИВВ МВД РФ
т.т. (+7 495) 747-31-24 741-92-31

Skype Skype-статус

Вопрос - ответ  Вопрос - ответ

По статье 111 часть 3 группа лиц. могут ли дать условное наказание ну...»

добрый день моей гражданской супруге угрожают коллекторы по смс за...»

Я являюсь преподавателем музыкальной школы, бывшая вр.и.о. директора...»

Здравствуйте меня обманули на деньги доказательство есть и что мне при...»

Внимание! Возможно, это устаревшая версия документа!
В настоящее время база документов актуализируется.

Статья 212. Компетенция арбитражных судов в Российской Федерации по делам с участием иностранных лиц

       1. Арбитражные суды в Российской Федерации рассматривают дела с участием иностранных лиц, если ответчик находится, а гражданин имеет место жительства на территории Российской Федерации.
       2. Арбитражные суды в Российской Федерации вправе также рассматривать дела с участием иностранных лиц:
           1) если филиал или представительство иностранного лица находится на территории Российской Федерации;
           2) если ответчик имеет имущество на территории Российской Федерации;
           3) если иск вытекает из договора, по которому исполнение должно иметь место или имело место на территории Российской Федерации;
           4) если по делу о возмещении вреда, причиненного имуществу, действие или иное обстоятельство, послужившее основанием для предъявления требования о возмещении вреда, имело место на территории Российской Федерации;
           5) если иск вытекает из неосновательного обогащения, имевшего место на территории Российской Федерации;
           6) если по делу о защите чести, достоинства и деловой репутации истец находится в Российской Федерации;
           7) если имеется соглашение об этом между организацией или гражданином Российской Федерации и иностранным лицом.
       3. Дела, связанные с признанием права собственности на здания, сооружения, земельные участки, изъятием зданий, сооружений, земельных участков из чужого незаконного владения, устранением нарушений прав собственника или законного владельца, если это не связано с лишением владения, рассматриваются по месту нахождения здания, сооружения, земельного участка.
       4. Дела по искам к перевозчикам, вытекающим из договора перевозки, в том числе когда перевозчик является одним из ответчиков, рассматриваются по месту нахождения органа транспорта.
       5. Дело, принятое арбитражным судом к рассмотрению с соблюдением правил, предусмотренных настоящей статьей, разрешается им по существу, хотя бы в ходе производства в связи с изменением места нахождения лиц, участвующих в деле, или иными обстоятельствами оно стало подсудно суду другого государства.

Комм. В.Г.Пучинский

       1. Понятие "компетенция арбитражных судов", использованное в заголовке комментируемой статьи, означает в контексте ее содержания то, что законодательство, предназначенное для регулирования процессуальных отношений без какого-либо иностранного элемента, обозначает термином "подсудность". Здесь учтена подсудность и территориальная, и родовая, причем разновидности первой определены непосредственно, а вторую логически обосновывает координированное применение ст.211 и ч.2 ст.24 АПК.
       Однако ст.212 АПК приобретает необходимую практике конкретность только при ее трактовке в неразрывной связи со ст.24-31 АПК. Эти статьи устанавливают распределение между арбитражными судами гражданских дел независимо от наличия или отсутствия в них каких-либо иностранных элементов. И, наконец, первостепенное значение имеют нормы ч.6 ст.22 АПК, формулирующие исходные критерии отнесения к ведению арбитражных судов гражданских дел с участием зарубежных субъектов.
       Правила перечисленных статей создают основу регулирования национальным законодательством Российской Федерации проблем так называемой международной подсудности применительно к арбитражному судопроизводству. Следует учитывать неоднозначность данного термина, его содержание зависит от контекста и может в конкретных случаях быть тождественным таким категориям, как "подсудность" и "подведомственность". Поэтому в межгосударственных нормативных актах, национальном законодательстве, регулирующим связанные с иностранными элементами отношения, доктрине международного частного права находит широкое применение понятие "компетенция".
       2. АПК 1995 не сохранил норм ст.23 АПК 1992, наделявших Высший Арбитражный Суд РФ полномочием принимать к своему производству по первой инстанции споры (в том числе между отечественными и иностранными коммерсантами), отнесенные законодательством к ведению иных арбитражных органов, при наличии согласия сторон. О распределении компетенции по вертикали системы арбитражных судов ст.212 АПК вообще не упоминает.
       Но пробел мнимый, он восполняется распространением на дела с участием иностранных лиц общих правил Кодекса, а именно, ч.2 ст.24 АПК. Только по перечисленным здесь делам зарубежный субъект может и должен адресовать свое заявление Высшему Арбитражному Суду РФ. Все остальные категории дел, независимо от состава заинтересованных лиц, наше законодательство относит к ведению судов субъектов Федерации. А между ними дела распределяются по нормам подсудности (компетенции) территориальной, уже учитывающим наличие иностранного элемента. Она имеет четыре разновидности, и все они представлены в комментируемой статье.
       3. Исходное и стандартное для многих правовых систем правило относительно так называемой общей территориальной подсудности формулирует ч.1 ст.212 АПК: иски обычно, поскольку не предусмотрено иного, адресуются суду по месту нахождения ответчика-организации или проживания ответчика-гражданина. Именно так, с учетом содержания ч.1 ст.25 АПК, следует применять ч.1 ст.212 АПК, исправляя некоторую редакционную неточность ее текста.
       Согласно ст.20 ГК местом жительства считается место, где гражданин проживает постоянно или преимущественно. Часть 2 ст.54 того же Кодекса объявляет местом нахождения юридического лица место его государственной регистрации, за исключениями, предусматриваемыми учредительными документами в соответствии с законом. Однако, в силу ст.8 Федерального закона от 30 ноября 1994г. "О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации", впредь до издания специального акта о регистрации организаций применяется старый порядок регистрации. А это означает, что место нахождения юридического лица определяется местом нахождения его руководящего органа (дирекции, правления и т.п.).
       И, наконец, на иностранных лиц полностью распространяется правило ч.2 ст.25 АПК: требования к организациям, вытекающие из деятельности их обособленных подразделений, предъявляются по месту нахождения последних. Причем у зарубежного (равно как и у российского) истца нет выбора, он не может по своему усмотрению начать процесс там, где зарегистрировано юридическое лицо, от имени которого выступает такое подразделение.
       4. Определение места рассмотрения дел с участием иностранных лиц при наличии обстоятельств, предусмотренных п.1-6 ч.2 ст.212 АПК, надлежит отнести к разновидности территориальной подсудности по выбору истца (ст.26 АПК). Общее для всех случаев — наличие на территории Российской Федерации какого-либо элемента спорного правоотношения, который международное частное право относит к разряду иностранных.
       Одним из вариантов выбора всегда является суд, способный рассматривать дело согласно правилам общей компетенции. Таковым по претензиям к иностранным лицам вполне может оказаться зарубежный орган юстиции. Но ведение там процессов способно по ряду причин существенно усложнить истцу из России защиту своих интересов. Использование же конструкции альтернативной подсудности позволяет ему перенести разбирательство конфликта в более привычные и удобные отечественные арбитражные суды.
       Круг обстоятельств, при наличии которых у истца есть полномочие самому определить место процесса, довольно обширен, как и категории правовых споров, по которым они возникают.
       Широкая возможность обращения именно в наши суды с требованиями к иностранным ответчикам существует, если в Российской Федерации функционируют их филиалы или представительства, причем независимо от объема и содержания предоставленных им учредителями полномочий, или если ответчики обладают здесь имуществом, стоимость которого не влияет на право предъявления иска с любой ценой. Аналогична ситуация, когда в пределах России находится или должно было находиться место исполнения договора, образующего основание претензии. Оно может быть определено нормативными актами, договорами, обычаями делового оборота, вытекать из существа обязательств (ст.316 ГК). По делам о возмещении вреда имуществу потерпевший вправе обратиться за компенсацией как к суду по месту нахождения причинителя, так и к суду того субъекта Российской Федерации, где произошли действия или сложились обстоятельства, породившие вредоносные результаты (см., например, ст.1096 ГК). Тот же режим распространен на требования о возврате имущества, без юридических оснований приобретенного или сбереженного за счет других лиц (ст.1102, 1107 ГК). Поскольку обогащение произошло на российской территории, иск о возврате компетентен рассматривать соответствующий арбитражный суд. И, наконец, ч.2 ст.212 АПК в качестве форума для исков о защите чести, достоинства, деловой репутации называет российские арбитражные суды при условии нахождения заявителя в России.
       Внешне определенный ч.2 ст.212 АПК перечень выглядит исчерпывающим. Но принципиальное положение о рассмотрении дел с участием иностранных лиц по обычным правилам арбитражного процесса (ст.211 АПК) позволяет считать допустимым распространение на такие дела норм ст.26 АПК, озаглавленной "Подсудность по выбору истца". Следует говорить о применении ч.1-3 этой статьи, поскольку ее четвертая часть воспроизведена п.З ч.2 ст.212 АПК.
       У заинтересованного лица при возникновении спора с пребывающими в разных регионах Федерации несколькими субъектами, которых он считает нарушителями своих прав, есть возможность начать процесс по месту нахождения любого из них (ч.1 ст.26 АПК). И ничто не мешает истцу поступить аналогично, когда один из соответчиков — иностранное лицо, не имеющее на российской территории ни своего обособленного подразделения, ни имущества.
       Итак, применение схемы альтернативной подсудности данного вида позволяет привлечь к производству в федеральном суде нерезидента. Не исключено ошибочное или умышленно неправильное использование этой схемы при отсутствии необходимых для процессуального соучастия связей между соответчиками (ст.35 АПК). Для защиты против некорректных действий истца иностранное лицо может ходатайствовать о выделе в отдельное производство адресованного ему требования (ч.3 ст.105 АПК) с последующей передачей дела надлежащему российскому суду (п.1 ч.2 ст.31 АПК) или возвращением искового заявления применительно к п.3 ч.2 ст.108 АПК, если компетентным окажется суд другого государства.
       Альтернативная подсудность по спорам с участием иностранных лиц вполне реальна, когда российскому или зарубежному истцу неизвестно, где найти своего ответчика (ч.2 ст.26 АПК), а потому последнему нельзя лично вручить копии исковых материалов (п.2 ст.104 АПК) и затем направить извещение о месте и времени судебного разбирательства (п.8 ст.112, ч.2 ст.113 АПК). При таких обстоятельствах истец вправе начать процесс в арбитражном суде, на территории которого есть имущество ответчика либо зафиксировано его последнее место нахождения в Российской Федерации.
       Следует, однако, заметить, что в рассматриваемой ситуации конструкция альтернативной подсудности применима не всегда. Она пригодна для случаев установления и того и другого из упомянутых мест, причем находящихся на территориях разных субъектов Российской Федерации. Если же известно лишь одно из этих мест либо оба они расположены в границах компетенции одного арбитражного суда, никакого выбора у российского или иностранного истца нет. Здесь действуют критерии общей территориальной подсудности. Наконец, при возникновении правовых конфликтов с участием зарубежных коммерсантов может возникнуть процессуальная обстановка, предусмотренная ч.3 ст.26 АПК. К примеру, филиал иностранной фирмы, действующий согласно предписаниям п.1 ч.2 ст.212 АПК, имеет претензии к российской организации, находящейся в другом государстве. Филиал по своему выбору вправе направить иск арбитражному суду по месту своего расположения или по месту нахождения имущества должника. Естественно, альтернативы нет, если такое имущество не обнаружено или найдено там же, где учрежден филиал.
       5. Процессуальная конструкция исключительной подсудности (компетенции), как отдельной разновидности территориальной, состоит из норм, обозначающих категории гражданских дел, которые должны рассматривать точно определенные арбитражные суды. Эти дела применительно к спорам с участием иностранных лиц перечислены прежде всего ч.3 и 4 ст.212 АПК. Правда, термина "исключительная подсудность" здесь нет, однако Кодексу он известен (см. ст.29 АПК).
       Итак, независимо от того, выступает иностранный субъект истцом или ответчиком, требования о признании права собственности на здания, сооружения, земельные участки, об их изъятии из чьего-либо неправомерного владения, об устранении иных нарушений интересов собственника или законного владельца надлежит адресовать только судам регионов, где расположены спорные объекты. Иски к транспортным организациям из договоров перевозки даже при наличии соучастников (отправителей, получателей грузов и др.) компетентны разрешать лишь суды по месту нахождения таких организаций.
       Приведенными нормами исчерпывается содержание ч.3 и 4 ст.212 АПК (аналогичных редакционно и по смыслу ч.1 и 2 ст.29 АПК), но не проблема исключительной подсудности дел с участием иностранных лиц. Два момента заслуживают внимания.
       Во-первых, анализ ч.3 ст.212 АПК позволяет заключить, что список перечисленных ею материальных объектов не следует считать исчерпывающим. Главное значение имеет закрепление прямой связи между такими правовыми категориями, как недвижимое имущество, расположенное на российской территории, и исключительная подсудность. Значит, исходя из норм п.1 ст.130 ГК к ранее указанным вещам добавляются участки недр, обособленные водные объекты и все предметы, прочно связанные с землей и практически недоступные для перемещения без несоразмерного ущерба их назначению, в том числе леса и многолетние насаждения. Вывод однозначен: на практике к безусловному ведению конкретных арбитражных судов Российской Федерации нужно отнести споры с участием иностранных лиц, касающиеся любого имущества, которое наше материальное право считает недвижимым, если оно пребывает в границах их пространственное компетенции и фактически неотделимо от земли. Именно так разрешают данный вопрос международные акты: "По искам о праве собственности и иных вещных правах на недвижимое имущество исключительно компетентны суды по месту нахождения имущества" (п.1 ст.20 Минской конвенции 1993).
       Во-вторых, к иностранным лицам применимы те же ограничительные процессуальные правила относительно мест рассмотрения дел, которые обязательны для российских организаций и граждан (ст.211 АПК). Здесь следует назвать производство:
           а) по искам к органам государственным и местного самоуправления субъектов Российской Федерации, которые нужно адресовать судам этих субъектов (ч.3 ст.29 АПК). Постановление Пленума ВС РФ, ВАС РФ No.6/8 констатирует, что заявления иностранных лиц "о признании недействительными актов государственных органов и органов местного самоуправления должны приниматься судами и рассматриваться в общем порядке" (п.7);
           б) по делам о банкротствах, рассматриваемых только судами по месту нахождения неплатежеспособного должника (ст.28 АПК);
           в) по заявлениям об установлении фактов владения зданиями, сооружениями, земельными участками и, очевидно, другим недвижимым имуществом, прочно связанным с землей, эти заявления направляются арбитражным судам регионов, где имущество фактически находится (ст.27 АПК).
       6. Наконец, отдельный вид подсудности, именуемой договорной, предусмотрен п.7 ч.2 ст.212 АПК. Он дозволяет отечественным организациям и гражданам заключать с их зарубежными контрагентами так называемые пророгационные соглашения. В конкретных случаях это — взаимное пожелание сторон контракта передать спор, подсудный согласно нормам иностранного или российского права либо международного акта органам юстиции другого государства или точно указанному арбитражному суду Российской Федерации, на рассмотрение добровольно избранному арбитражному суду Российской Федерации.
       Соглашение может быть оформлено самостоятельным документом, но чаще оно включается отдельным пунктом в заключаемый договор материального содержания (купля-продажа, кредит, оказание услуг и т.п.). Последний вариант для российских участников сделки выглядит более предпочтительным и практически реализуемым.
       По юридической природе пророгационные соглашения (т.е. соглашения о выборе суда) близки к распространенным в международном торговом обороте оговоркам об изъятии будущих или уже возникших конфликтов из ведения государственных судов с передачей их на разрешение в порядке третейского разбирательства. Но полного тождества нет.
       Международный третейский суд может принять исковое заявление даже при отсутствии письменной оговорки, если истец утверждает о ее существовании. Расчет на то, что ответчик не выдвинет против этого прямых возражений, приступит к защите по существу и производство будет нормально развиваться (п.2 ст.7 Закона РФ от 7 июля 1993г. "О международном коммерческом арбитраже").
       Государственные арбитражные суды аналогичным образом поступать не вправе, первоначально представляемые им материалы должны включать пророгационные соглашения. Причем в соглашении надлежит не просто фиксировать договоренность с иностранным лицом о рассмотрении спора на территории России, но точно обозначить, какой именно конкретный суд избран сторонами для ведения процесса. Иначе ни один суд не может считать себя обязанным принять дело к производству и должен возвратить документы со ссылкой на п.3 ч.1 ст.108 АПК, если, конечно, дело не отнесено к его компетенции общими нормами права.
       Но как действовать, когда участник спора, несмотря на наличие пророгационного соглашения о рассмотрении дела за рубежом, предъявляет иск в российском суде, определенном по правилам общей или альтернативной подсудности. Дальнейшее должно зависеть от поведения ответчика. И здесь вполне оправданно применение п.2 ст.87 АПК.
       Если ответчик не выдвинет возражений против процесса до своего первого заявления по существу спора (причем только до вынесения решения судом первой инстанции), производство развивается как будто никакого пророгационного соглашения не существует. В противном случае иск надлежит оставить без рассмотрения, поскольку нормы ст.31 АПК о передаче дела по подсудности не регулируют подобного рода контактов между российскими и зарубежными органами правосудия.
       Согласно п.2 ст.21 Минской конвенции 1993 при наличии соглашения о передаче спора суд по заявлению ответчика прекращает производство по делу. Здесь отсутствует указание о том, на какой стадии процесса подобное ходатайство допустимо. Но для российских арбитражных судов такая неопределенность устранима путем применения п.2 ст.4 Киевского соглашения о порядке разрешения споров, специально ориентированного на судебную деятельность по разрешению хозяйственных споров. При наличии пророгационного соглашения "суд другого государства — участника Содружества прекращает производство дел по заявлению ответчика, если такое заявление сделано до принятия решения по делу".
       Однако свобода выбора арбитражного органа для рассмотрения возникшего спора не беспредельна. С помощью пророгационных соглашений нельзя отступить от закрепленных законодательством правил родовой подсудности и подсудности исключительной.
       Комментируемый Кодекс не сохранил норм ст.23 АПК 1992, дозволявших Высшему Арбитражному Суду РФ рассматривать по первой инстанции дела, отнесенные к компетенции нижестоящих звеньев судебной системы, при наличии соответствующего "письменного соглашения между сторонами о передаче возникшего или могущего возникнуть спора...". Однако принятие искового заявления к производству целиком зависело от усмотрения ВАС РФ. Следовательно, такие соглашения изначально были потенциально опасны для российских участников конфликтов с иностранными лицами: при отказе этого суда принять заявление подлежали бы применению обычные правила распределения компетенции, что могло привести (без новой договоренности) к необходимости вести процесс за границей. Все указанные соглашения (даже если они сохраняются в ранее заключенных договорах) одновременно утратили силу, когда начала действовать ст.30 АПК о договорной подсудности. Она не содержит ссылки на ст.24 АПК, где дан закрытый перечень дел, отнесенных к компетенции ВАС РФ по первой инстанции.
       Из содержания ст.30 АПК следует, что стороны вправе в соответствии с договором отступать от норм территориальной подсудности общей и альтернативной (ст.25, 26, ч.1, 2 ст.212 АПК). Правила территориальной исключительной подсудности (ст.27-29, ч.3, 4 ст.212 АПК) незыблемы. Они безусловно обязательны для наших арбитражных судов, но также косвенно корректируют компетенцию судов иностранных. Если какой-либо из них по недоразумению или умыслу, исходя из пророгационного соглашения контрагентов, разрешит, к примеру, спор о недвижимом имуществе, расположенном на территории Российской Федерации, его решение не подлежит признанию и исполнению.
       Равным образом по сходным юридическим мотивам, а также по соображениям международной вежливости, взаимного уважения, невмешательства. российские органы правосудия обязаны возвращать (п.3 ч.1 ст.108 АПК) исковые заявления по делам, отнесенным к исключительной компетенции зарубежных органов юстиции. Отсюда конкретный практический вывод для отечественных арбитражных судов: при поступлении заявления с прилагаемым к нему пророгационным соглашением следует поставить и выяснить вопрос о том, не отнесено ли данное дело, где присутствует какой-либо иностранный элемент, к абсолютному ведению определенного суда иного государства. Методы проверки аналогичны тем, которые используются для установления наличия и содержания норм материального права различных стран (см. коммент. к ст.12 АПК).
       7. Нормы АПК об исключительной и договорной подсудности дел с участием иностранных лиц полностью соответствуют нормам международных договоров России. Так, ст.21 Минской конвенции 1993 допускает передачу споров на разрешение судов других государств по письменному соглашению конфликтующих структур. Эта свобода лимитирована положениями об исключительной судебной компетенции, закрепленными данной Конвенцией, а также вытекающими "из внутреннего законодательства соответствующих Договаривающихся Сторон". Тождественно разрешают данный вопрос одноименные соглашения Российской Федерации с Литовской Республикой (ст.21), Латвийской Республикой, причем в последнем специально оговорено, что по искам о праве собственности и иных вещных правах на недвижимое имущество исключительно компетентны суды государства, на территории которого находится имущество (ст.21).
       8. Международные договоры (соглашения, конвенции) России, затрагивающие проблемы подведомственности и подсудности споров с участием иностранных лиц, вносят определенные коррективы в национальное законодательство, которое они превосходят по своей юридической силе (ст.15 Конституцииa href="apkrf011.php#p3" tppabs="apkrf011.php#p3">ч.3 ст.11 АПК). Отдельные несовпадения текстов устранимы приемами толкования.
       Различные международные акты имеют свои индивидуальные особенности с точки зрения объема и содержания регламентирования вопросов судебной компетенции. Так, межправительственное Соглашение о принципах торгово-экономического сотрудничества между Россией и Латвией на 1992г. просто устанавливало без каких-либо подробностей, что споры между их национальными хозяйствующими субъектами из договоров поставки и оказания услуг "рассматриваются арбитражными (хозяйственными) судами согласно подведомственности".
       Подписанное в Киеве 20 марта 1992г. Соглашение об общих условиях поставок товаров между организациями государств — участников СНГ отводит две статьи проблемам судебной компетенции. Споры о заключении договоров поставки товаров по межгосударственным соглашениям и споры об изменении или расторжении этих договоров независимо от оснований их заключения рассматривают арбитражные (хозяйственные) суды по месту нахождения поставщиков (ст.14 и 15).
       Заключенный в Киеве руководителями Правительств стран СНГ нормативный акт (Соглашение о порядке разрешения споров) в обширной ст.4 фиксирует все известные российскому законодательству виды территориальной компетенции. Но здесь есть дополняющие АПК конкретные положения.
       Так, по спорам из договорных и иных гражданско-правовых отношений надлежащим является суд государства, на территории которого ответчик осуществляет коммерческую деятельность либо находится поставщик или оказывающий услуги (выполняющий работу), если конфликт касается заключения, изменения, расторжения договора. Далее п.4 ст.4 закрепляет нормы, неизвестные ст.212 АПК: дела о признании недействительными ненормативных актов государственных и иных органов, о возмещении убытков, причиненных такими актами или возникших из-за ненадлежащего исполнения данными органами своих обязанностей по отношению к хозяйствующим субъектам, рассматривают только суды по месту нахождения указанных органов. Это компетенция исключительная. Правда, нормы аналогичного содержания, но вином редакционном исполнении, фиксируют соответствующие абзацы ч.2 ст.22 и ч.2 ст.29 АПК.
       Почти все правила, помещенные в ст.4 Соглашения, воспроизводят ст.20-23 Минской конвенции 1993. Оба документа обозначают еще один вариант подсудности. Он прямо не предусмотрен специально посвященными этому институту нормами ст.24-30 и 212 АПК, однако реально существует, имея своей правовой основой ст.110 АПК под наименованием "встречный иск". В указанных международных актах отмечено, что встречный иск и требование о зачете, вытекающие из того же правоотношения, что и основной иск, подлежат рассмотрению в суде, где заявлен последний.
       Сопоставление п.2 ст.22 Минской конвенции 1993 со ст.110 АПК показывает, что условия и границы их применения далеко не совпадают. Первая схема (довольно типичная для международных актов) требует непосредственной взаимосвязи предметов, объединяемых для совместного рассмотрения требования. Они должны вытекать из общего правоотношения. Российский подход гораздо шире. Закон дозволяет судам принимать встречные иски, основанные на иных, чем иски первоначальные, юридических контактах. Более того, между сталкивающимися притязаниями может существовать связь, не конкретизированная в п.3 ч.2 ст.110 АПК.
       Комментируемые правила двух нормативных актов разного происхождения друг другу не противоречат. Но несовпадение их объемов порождает вопросы, входящие в известную практике и доктрине международного частного права проблему относительно возможности применять по делам с зарубежным элементом те правила внутринационального законодательства, которые так или иначе дополняют правила из международных соглашений.
       Эта проблема вряд ли имеет однозначное и универсальное для любых ситуаций решение. Применительно к конкретной ситуации со встречными исками следует заключить, что по спорам с участием иностранных лиц российские арбитражные суды могут спокойно руководствоваться ст.110 АПК. Такой вывод юридически логичен, поскольку данная статья расширяет рамки защиты ответчиков, а п.2 ст.22 Минской конвенции 1993 не содержит исчерпывающего перечня норм, запрещающих их дополнение, т.е. расширение пределов допустимости встречных исков.
       9. Часть 5 ст.212 АПК предписывает российскому арбитражному суду, компетентному на момент возникновения процесса, довести его до вынесения решения по существу дела, даже если оно в ходе рассмотрения по каким-либо причинам стало относиться к ведению зарубежного суда. Эти положения распространяются на все последующие этапы движения дела по стадиям производства, включая новое рассмотрение судом первой инстанции после отмены решения. Приведенные нормы имеют целью пресечь возможные злоупотребления, например, путем быстрого умышленного закрытия на территории России своего филиала или представительства иностранной фирмой.


<< Назад Оглавление Вперед >>



     
 

Представленные на этом web-сайте материалы не являются юридической консультацией. Информация по услугам не является публичной офертой. Любой юридический совет по конкретному делу должен быть получен только непосредственно от адвоката.
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Студия НСв <<Новый Свет>>