На главную страницу  

АНПО Правовой центр ИВВ МВД РФ
т.т. (+7 495) 747-31-24 741-92-31

Skype Skype-статус

Вопрос - ответ  Вопрос - ответ

Здравствуйте, мне 19 лет можно ли всать на утчет в Военкомат по...»

машина оформлена на дочь.когда за рулем автомобиля находился ее отец...»

Добрый день. Когда мы забронировали банкетный зал нам было...»

Добрый день! В 2009 году была осуждена по статье 130 (оскорбление),...»

Глава 6. Правительство Российской Федерации

Комментарий к главе

Статья 110
       1. Исполнительную власть Российской Федерации осуществляет Правительство Российской Федерации.

Статья 111
       1. Председатель Правительства Российской Федерации назначается Президентом Российской Федерации с согласия Государственной Думы.

Статья 112
       1. Председатель Правительства Российской Федерации не позднее недельного срока после назначения представляет Президенту Российской Федерации предложения о структуре федеральных органов исполнительной власти.

Статья 113
       Председатель Правительства Российской Федерации в соответствии с Конституцией Российской Федерации, федеральными законами и указами Президента Российской Федерации определяет основные направления деятельности Правительства Российской Федерации и организует его работу.

Статья 114
       1. Правительство Российской Федерации:

Статья 115
       1. На основании и во исполнение Конституции Российской Федерации, федеральных законов, нормативных указов Президента Российской Федерации Правительство Российской Федерации издает постановления и распоряжения, обеспечивает их исполнение.

Статья 116
       Перед вновь избранным Президентом Российской Федерации Правительство Российской Федерации слагает свои полномочия.

Статья 117
       1. Правительство Российской Федерации может подать в отставку, которая принимается или отклоняется Президентом Российской Федерации.

Комм. Окуньков Л.А.

       Новая Конституция, сохраняя известную преемственность в законодательной регламентации деятельности Правительства, весьма существенно изменила его статус и место в системе федеральных органов власти.
       Правительство осуществляет государственную власть в Российской Федерации наряду с Президентом, Федеральным Собранием и судами Российской Федерации, что закреплено ст.11 Конституции. Согласно ст.110 федеральное Правительство осуществляет исполнительную власть Российской Федерации. Из содержания этих положений ясно, что Правительство — высший орган исполнительной власти, хотя слово «высший» применительно к федеральным органам в новой Конституции не употребляется, но для организации власти это имеет практическое значение. Дело в том, что в ряде статей Конституции и текущем законодательстве применяется обобщающий термин «федеральные органы исполнительной власти», без расшифровки, какие конкретно органы включаются в эту систему и кому они подчиняются.
       «Правительство возглавляет и обеспечивает согласованную деятельность системы федеральных органов исполнительной власти, состоящей из 80 федеральных министерств и ведомств, многие из которых образуют в субъектах Федерации свои территориальные органы», — констатируется в Национальном докладе к 50-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН.
       Конституция повышает статус Правительства, закрепляет его самостоятельность (ст.10). В отличие от прежней Конституции, которая возлагала непосредственное руководство исполнительной властью на Президента, а также предусматривала подотчетность Правительства федеральным представительным и законодательным органам (Съезду народных депутатов и Верховному Совету) и Президенту, действующая Конституция исходит из самостоятельности всех ветвей власти и подобной субординации и подчиненности не предусматривает.
       В современном облике Правительства более последовательно выражены прерогативы федеральной исполнительной власти с учетом принципа разделения властей, ответственность Правительства за проведение социально-экономических преобразований в стране, осуществление единой государственной политики в отраслях и сферах народного хозяйства, отнесенных к ведению Российской Федерации (ст.71) и совместному ведению Федерации и субъектов, входящих в ее состав (ст.72). Важно отметить, что Основной Закон России создает реальные предпосылки к тому, чтобы Правительство стало действительно способным реализовать намеченные им программы по стабилизации экономики и нести всю полноту ответственности за свои решения и действия.
       От других федеральных органов Правительство отличается, прежде всего, предметом и сферой деятельности. Оно не занимается принятием законов, как Федеральное Собрание, а обеспечивает управление экономикой всей страны. Достаточно сказать, что, согласно ст.114 Конституции, Правительство разрабатывает федеральный бюджет и отчитывается о его исполнении, осуществляет управление федеральной собственностью, обеспечивает проведение единой финансовой, кредитной и денежной политики, государственную поддержку культуры, науки, образования и здравоохранения.
       Одной из основных функций Правительства являются организация исполнения федеральных законов, систематический контроль за их исполнением органами исполнительной власти всех уровней и принятие необходимых мер по устранению допущенных нарушений. Данная задача пронизывает деятельность Правительства, предопределяет содержание и характер его полномочий, подзаконность его решений, т.е. принятие их на основе и во исполнение Конституции, федеральных законов и указов Президента.
       Свои полномочия Правительство реализует, принимая постановления и распоряжения по стратегическим и текущим вопросам управления, а также используя право законодательной инициативы (ст.104) путем разработки и внесения в Государственную Думу проектов законов, формирующих необходимую правовую базу. Активное участие Правительства в законотворческом процессе, обязательность его заключений по всем проектам, предусматривающим расходы, покрываемые за счет федерального бюджета, дают возможность Правительству осуществлять возложенные на него функции и намеченную экономическую программу.
       На федеральном уровне Правительство объединяет и координирует работу министерств, комитетов и других подведомственных ему органов. В этом отношении Правительство и федеральная система (структура) управленческих органов тесно связаны. Большинство центральных органов управления, входящих в систему исполнительной власти, находятся в непосредственном ведении Правительства и ему подчиняются.
       От исполнительной власти, учитывая мобильность ее действий, субординацию и подчиненность ее органов по вертикали, в решающей мере зависят темпы социально-экономических преобразований и наше движение вперед. В управлении страной из трех ветвей власти на Правительство, как в русской тройке на коренника, ложится основная тяжесть. Слабый «коренник» — и никакая другая ветвь власти не решит судьбу дела. С этих позиций понятны истоки и причины политической борьбы летом — осенью 1993г. парламента и Президента за влияние на Правительство.
       Одна из актуальных проблем законодательства заключается в обеспечении необходимого взаимодействия властей и контроле за деятельностью Правительства и органов управления в целом. Означает ли самостоятельность органов исполнительной власти их полную независимость и бесконтрольность?
       Исключив верховенство одной власти над другой, Конституция кардинально изменила взаимоотношения органов законодательной и исполнительной власти, а также сам механизм контроля и подотчетности Правительства. Закрепив самостоятельность каждой из ветвей власти. Конституция вывела Правительство из своеобразного двойного подчинения. В то же время конституционный выбор, сделанный в ходе референдума 12 декабря 1993г. в пользу сильных прерогатив Президента в государственном руководстве, не оставляет исполнительную власть бесконтрольной в ее самостоятельности.
       Многие полномочия Президента непосредственно касаются деятельности Правительства и органов исполнительной власти субъектов Федерации. Хотя Президент не глава исполнительной власти (как это было записано в ст.121 предшествующей Конституции), он сохраняет мощные рычаги воздействия на Правительство путем персональных назначений членов Правительства и принятия необходимых решений, в том числе в сфере исполнительной власти.
       Очевидно и другое. Конституция закрепила ряд функций непосредственного государственного управления одновременно за Президентом и Правительством. На практике это привело к появлению множества правовых коллизий и управленческих тупиков, требующих законодательного разрешения. Неясно, к примеру, какая мера ответственности лежит на Правительстве по «политическому» и «силовому» блокам министерств и ведомств, находящимся в прямом подчинении Президента. Если Президент осуществляет эти функции непосредственно через министерства (МИД, МВД, Минобороны и др.), минуя Правительство, это неизбежно отрицательно скажется на реализации Правительством своих конституционных правомочий и обязанностей (п.«д», «е» ст.114).
       В организации федеральной исполнительной власти пока отсутствует четкое «разделение труда» между Президентом и Правительством. В руках главы государства сосредоточено политическое руководство — определение основных направлений внутренней и внешней политики, утверждение военной доктрины, руководство внешней политикой. В то же время проведение мер по обеспечению обороны страны, государственной безопасности, реализации внешней политики Конституция возлагает на Правительство (ст.114). Ряд министерств и ведомств, выполняющих упомянутые функции, находятся одновременно в ведении Президента и Правительства. Институт двойного подчинения отдельных органов управления, как показала практика, не всегда эффективен. Подобные ведомства обычно ориентируются в своей деятельности на более сильного «хозяина», а другой выполняет, как правило, минимальные функции по руководству таким подведомственным органом.
       Следствием двойного подчинения является неизбежность создания специального аппарата в Правительстве и Администрации Президента, разного рода консультативных советов и комиссий, дублирующих друг друга. В результате появляются дополнительные «координаторы», а система управления еще более усложняется. Так, согласно Указу Президента «Об Администрации Президента Российской Федерации» от 28 июля 1995г. No.773 в состав Администрации Президента наряду с подразделениями и органами, обеспечивающими деятельность главы государства, могут входить государственные органы, руководство которыми осуществляется непосредственно Президентом. Причем руководитель Администрации осуществляет не только оперативное руководство подразделениями и органами, обеспечивающими деятельность Президента, но и координацию деятельности государственных органов, входящих в состав Администрации, если иное не установлено Президентом.
       Таким образом, независимость Правительства допустима в тех пределах и до тех пор, пока его курс отвечает интересам Президента, определяемым им направлениям внутренней и внешней политики. При возникновении разногласий между первыми лицами о путях и способах достижения целей последнее и решающее слово остается за Президентом. Он может принять решение об отставке Правительства, отменить тот или иной правительственный акт (ст.115 Конституции), наконец, издать указ по вопросу, отнесенному к ведению федерального Правительства.
       На практике и после принятия новой Конституции Президент неоднократно издавал указы по вопросам, отнесенным к ведению Правительства, в частности об управлении федеральной собственностью, индексации вкладов, повышении минимального размера оплаты труда, введении различных социальных выплат и льгот. Оценка таких актов Президента с точки зрения конституционных полномочий и прерогатив различных органов власти — предмет специального рассмотрения. Заметим только, что для эффективного управления страной и исключения коллизий в законодательстве проблема разграничения компетенции Президента и Правительства в сфере исполнительной власти является достаточно актуальной.
       Отношения Федерального Собрания с Правительством строятся по трем основным направлениям, где они тесно взаимодействуют. Прежде всего, они реализуются через принимаемые парламентом законы, которые Правительство, как исполнительная впасть, должно исполнять и проводить в жизнь. Другое направление проходит в согласовании их интересов при утверждении федерального бюджета. Для парламента это активный рычаг воздействия на Правительство, он обеспечивает возможность финансового контроля за деятельностью Правительства.
       Третья, энергично развивающаяся область сотрудничества Правительства с палатами Федерального Собрания касается законопроектной работы. Как субъект законодательной инициативы Правительство обеспечивает подготовку значительной части законопроектов, вносит их в Государственную Думу, назначает своих официальных представителей, участвует в согласительных, рабочих и иных комиссиях по доработке законопроектов. Правительство дает заключения по законопроектам, которые вносятся в Государственную Думу другими субъектами права законодательной инициативы и в соответствии с Конституцией не могут быть внесены без заключения Правительства, в том числе по законопроектам, вносимым Президентом.
       За последние два года Правительство достаточно активно проявило себя как участник законодательной инициативы, ответственный, прежде всего за экономический блок законопроектов, создающих правовую основу развития реформ и обеспечивающих социальную защищенность граждан.
       Предложения Правительства к программам законопроектной работы на 1994—1995гг., направленные в Государственную Думу, включали в общей сложности более 150 законопроектов. Из них примерно половина законов в этот период были рассмотрены в трех чтениях и приняты Государственной Думой и подписаны Президентом.
       Такой показатель можно считать достаточно высоким, хотя резервы и возможности Правительства в законотворчестве используются недостаточно.
       Вместе с тем выявились некоторые негативные моменты «использования» законотворческих предложений Правительства. Значительная часть законопроектов, внесенных Правительством после незначительных корректировок в комитетах Государственной Думы, рассматриваются и фигурируют как депутатские законопроекты. Нередко депутаты используют в качестве основы для своих законопроектов те наработки, которые сделаны в министерствах и ведомствах. Все чаще мы имеем дело с ведомственным лоббизмом, когда инициатива исходит от самих ведомств и реализуется их «представителями» в парламенте. И это несмотря на то, что в Регламенте Правительства имеется прямое запрещение федеральным органам исполнительной власти представлять законопроекты в палаты Федерального Собрания, минуя Правительство.
       Поэтому многие оценки депутатов о слабом участии Правительства в законотворческом процессе представляются поверхностными. Так, было высказано мнение, что «вряд ли можно признать нормальным, когда на долю Правительства приходится менее чем одна шестая от общего числа законопроектов, внесенных в Думу. В абсолютном большинстве парламентов... 80—90 процентов законопроектов представляются правительством». «Лукавство» этих цифр заключается в том, что если из общего количества принятых федеральных законов исключить свыше 90 федеральных законов о ратификации международных договоров Российской Федерации (которые в силу их специфики должны учитываться «отдельной строкой»), то на долю Правительства приходится свыше 50 процентов внесенных и принятых законов.
       В настоящей главе подробно комментируются вопросы отставки Правительства. Для развития российского парламентаризма наибольший интерес представляют процедура и последствия выражения недоверия Правительству Государственной Думой. Уже в 1995г. можно было сделать некоторые выводы о том, насколько эффективна эта форма парламентского контроля за Правительством, исходя из действующих конституционных процедур (ст.117). В этой статье заложены два механизма выражения недоверия с разными процедурами и последствиями для Правительства и Государственной Думы.
       Выражение недоверия Правительству представляет собой высшую точку противостояния Государственной Думы и Правительства. В парламентской практике России такое встречается не столь часто, как, к примеру, в Италии и других западноевропейских странах.
       Государственная Дума достаточно осмотрительно использовала конституционный механизм воздействия на Правительство в форме выражения недоверия даже в тех случаях, когда признавало его работу неудовлетворительной. На протяжении 1994—1995гг. депутатское большинство неоднократно отвергало такие предложения со стороны ряда депутатов и фракций, хотя рекомендаций и обращений к Президенту об отставке отдельных министров было более чем достаточно.
       Впервые практическое использование положений ст.117 (ч.3 и 4) связано с обострением отношений между Государственной Думой и Правительством в июне 1995г., когда к серьезным разногласиям в области проведения социально-экономической политики добавился шок от событий, связанных с террористическим актом в Буденновске. На заседании Государственной Думы 21 июня 1995г. было принято решение о недоверии Правительству 241 голосом, т.е. большинством от общего числа депутатов.
       Последующие события показали весьма нетрадиционные действия каждой заинтересованной стороны в оценке последствий недоверия и использования возможностей для дальнейших политических маневров, вытекающих из несовершенства правовой процедуры.
       Заявление Президента о поддержке Правительства и затем сразу же встречная постановка вопроса В.С.Черномырдиным о доверит Правительству в соответствии с ч.4 ст.117 вызвали серьезную тревогу и замешательство среди депутатов. Отказ в доверии Правительству обусловливает реальную возможность более быстрого роспуска парламента по сравнению с ч.3 упомянутой статьи.
       Можно предположить, что, выражая недоверие Правительству, депутаты не предполагали ответный ход Правительства, которое воспользовалось более удобным для него вариантом депутатского отказа в доверии. С морально-этической стороны поиск главой Правительства доверия Государственной Думы сразу же после выражения ее недоверия Правительству представляется достаточно сомнительным, однако политико-правовая сторона таких действий выглядит достаточно безупречной и находится в рамках Конституции.
       Единственным серьезным аргументом здравого смысла для инициирования вопроса о доверии Правительству после выражения недоверия Государственной Думой могут быть вновь открывшиеся обстоятельства, дающие основания для мотивированного представления главы Правительства. Просьба мотивировалась последствиями трехмесячного неопределенного положения Правительства, что может вызвать политическую нестабильность, а также затруднит международно-правовые действия. Но такой довод типичен для любого правительства и не отражает хитросплетений российской политической жизни. А необходимость рассмотрения этого вопроса в первоочередном порядке в течение 10 дней со дня внесения Председателем Правительства представления о доверии Правительству поставила депутатов перед серьезным выбором своих дальнейших действий. Возможно, «инстинкт самосохранения» сыграл решающую роль, и при последующем голосовании 1 июня 1995г. за недоверие Правительству высказалось лишь 193 депутата.
       На результаты голосования серьезно повлияло решение Президента отправить в отставку трех членов Правительства за провал федеральной политики на Северном Кавказе.
       В событиях вокруг вотума недоверия, как считает ряд политологов, каждая сторона сумела сохранить «свое лицо». Разрешение парламентско-правительственного кризиса (июнь — июль 1995г.) стало первым опытом правового преодоления таких конфликтов с соблюдением процедур, предписанных законом. Примечательно, что обсуждение Государственной Думой вопроса «О социально-экономическом положении Российской Федерации» спустя несколько дней после упомянутого голосования завершилось принятием постановления о неудовлетворительной работе Правительства, однако предложение депутата Глазьева о выражении недоверия Правительству уже не получило поддержки.
       Столь «творческое» использование конституционных норм и различные варианты применения их, вероятно, в будущем сулят нам весьма любопытные сюжеты действия закона на практике. Причем дело не исчерпывается только ст.117. Имеется не менее интригующий сюжет с назначением Председателя Правительства, когда получение согласия Государственной Думы (ч.1 ст.111) оказывается, в принципе, не обязательным, согласно ч.4 этой статьи. Ведь после трехкратного отклонения кандидатур на этот пост Президент назначает Председателя Правительства, распускает эту палату и назначает новые выборы. Спрашивается, зачем же затевать столь изнурительный месячный марафон, если его результат заранее известен и победителям, и побежденным. Конституционный механизм назначения главы Правительства не представляется и юридически, и политически безупречным.
       Правовая оценка Правительства требует взвешенного подхода к реальным полномочиям и ответственности за состояние управления. Однако сложившаяся бицефальность исполнительной власти, разделение ее между Президентом и Правительством ставят их в явно неравные условия. Правительство обречено на подчинение Президенту и в то же время обязано осуществлять свою экономическую политику.
       Характеристика воздействия на Правительство тех или иных политических сил будет неполной, если не отметить практически постоянную критику его действий со стороны оппонентов. По этой причине Председатель Правительства и министры находятся в более сложном и трудном положении, чем руководители других органов власти. Давление, оказываемое на них «сверху» и «снизу», бывает настолько велико, что вынуждает Правительство лавировать в узком проходе между «Сциллой и Харибдой» или занимать выжидательную позицию до тех пор, пока не откроется свобода для маневра.
       Вместе с тем эти объективные трудности в деятельности Правительства отнюдь не свидетельствуют о том, что слабость или ущербность внутренне присущи исполнительной власти. Напротив, как показывает отечественный и зарубежный опыт, влияние и сила ее постоянно возрастают, хотя и не всегда адекватно отражаются в законодательстве.
       В отличие от законодательной и судебной власти, органы которых работают в автономном режиме, подчиняясь только закону, исполнительная власть всегда работает в «системе», т.е. с определенной административной субординацией и последовательностью внутренней организации, что позволяет, руководствуясь законом, осуществлять управленческие функции и оперативно проводить в жизнь принимаемые решения.
       Правительство и другие структуры исполнительной власти не могут эффективно работать вне рамок единой системы. В унитарном государстве исполнительная вертикаль действует «в чистом виде», т.е. на основе строгой иерархии и подчиненности. В федеративном государстве система органов законодательной и исполнительной власти субъектов Федерации устанавливается ими самостоятельно, сам механизм действий администрации, правительств республик, краев, областей находится в постоянном взаимодействии, сцепке с федеральными властями, и, прежде всего с Правительством и его органами. Особенно это касается обширной сферы предметов совместного ведения, Федеральным законом (ст.77 Конституции) будут устанавливаться лишь общие принципы организации представительных и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации. Поэтому одной из неотложных задач Правительства становится определение конкретных форм и методов взаимодействия с органами исполнительной власти субъектов Федерации, порядка и процедуры обсуждения предложений и решения вопросов по предметам федерального и совместного ведения. Особо актуальны вопросы взаимного делегирования полномочий, разрешения споров и разногласий между органами исполнительной власти.
       Необходимо отметить, что активные полномочия субъектов Федерации в рамках предметов собственной компетенции и совместного с федеральными властями ведения охватывают весьма широкую сферу хозяйственной деятельности, социально-культурного строительства и законодательства. Тем самым конституционные положения создают прочный фундамент для гармонизации интересов Федерации и ее регионов, практического осуществления децентрализации власти и организации местного самоуправления.
       Смысл нововведений не в административном подчинении органов исполнительной власти на местах Центру, а в необходимости проведения единой политики в сфере управления, исполнения федеральных законов Правительством Российской Федерации совместно с правительствами и администрацией всех субъектов Федерации. Говоря о системе исполнительной власти в Российской Федерации, нужно учитывать именно ее федеративное устройство. Такой системы не может быть на уровне законодательных органов, поскольку Федеральное Собрание, в отличие от прежнего Верховного Совета, не направляет деятельность представительных органов власти на местах, да и сам процесс принятия законов и иных актов представительными органами субъектов Федерации, исходя из их законодательных функций, не требует указаний и директив федеральных органов.
       Основной Закон упрочил вертикаль исполнительной власти в рамках полномочий Российской Федерации (ст.71) и предметов совместного ведения федеральных властей и субъектов Федерации (ст.72). Законодательное закрепление единой системы исполнительной власти в этих сферах (ст.77) ставит Правительство во главу угла как орган, возглавляющий, объединяющий и координирующий деятельность всех исполнительных властных структур, отвечающий за состояние управления делами государства. Обеспечение единства исполнительной власти в Российской Федерации на основе строгого соблюдения Конституции, сочетания интересов Федерации и ее субъектов становится одной из первостепенных задач Правительства.
       Конституционные статус и полномочия Правительства, естественно, не охватывают всех сторон его деятельности, нуждающихся в законодательном регулировании. Поэтому Конституция предусматривает принятие федерального конституционного закона о Правительстве. В этом законе будут более подробно определены правовые основы и организация его деятельности, порядок формирования и состав Правительства, отношения с Президентом, палатами Федерального Собрания, органами исполнительной власти субъектов Федерации. Нуждаются в законодательном закреплении формы и способы взаимного делегирования полномочий органами исполнительной власти (ст.78). В федеративном государстве этот путь открывает широкие перспективы для достижения оптимального сочетания децентрализации управления с сохранением за Центром стратегических общегосударственных приоритетов и контроля за проведением реформы.
       Важное значение приобретает рациональная структура организации федеральной исполнительной власти — как одно из обязательных условий продуктивной деятельности Правительства. Федеральный конституционный закон о Правительстве, очевидно, определит наиболее важные составляющие механизма, позволяющего нацелить его деятельность на выполнение программных задач.
       С принятием этого закона встает другая практическая задача — пересмотр ранее изданных актов Правительства. Следует подчеркнуть, что в этой области нет мелочей и второстепенных вопросов. Таким нормативным актам, как регламент заседаний Правительства и его Президиума, правила подготовки проектов постановлений и распоряжений Правительства, положение об Аппарате Правительства, всегда придавалось важное значение. Обновление этой правовой базы прямо вытекает из нового статуса Правительства.
       В августе 1995г. Правительство пересмотрело нормативные документы по организации своей работы. Принятые Временный регламент Правительства и новое положение об Аппарате Правительства были существенно переработаны с учетом требований Конституции и задач Правительства по основным направлениям деятельности, особенно в законопроектной работе. К сожалению, эти акты не были опубликованы в открытой печати, хотя по своему содержанию они носят открытый характер. Тем более досадно, что аналогичное постановление «Вопросы организации деятельности Совета Министров — Правительства Российской Федерации» от 28 января 1993г. No.74, утратившее силу в связи с упомянутым решением, было доступно для широкого пользования и официально опубликовано в Собрании актов Президента и Правительства (No.5, ст.398). Представляется весьма своевременным снять гриф «для служебного пользования» с упомянутого постановления 1995г.
       Рациональное выполнение исполнительно-распорядительных функций, исключение при этом дублирования и несогласованности, обеспечение постоянного контроля за исполнением правительственных решений, повышение персональной ответственности государственных служащих любого ранга за выполнение принятых решений являются главным содержательным критерием указанных нормативных актов.
       До принятия федерального конституционного закона о Правительстве действуют положения Закона Российской Федерации от 22 декабря 1992г. «О Совете Министров — Правительстве Российской Федерации» в той части, в которой они не противоречат Конституции.


<< Назад Оглавление Вперед >>



     
 

Представленные на этом web-сайте материалы не являются юридической консультацией. Информация по услугам не является публичной офертой. Любой юридический совет по конкретному делу должен быть получен только непосредственно от адвоката.
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Студия НСв <<Новый Свет>>