На главную страницу  

АНПО Правовой центр ИВВ МВД РФ
т.т. (+7 495) 747-31-24 741-92-31

Skype Skype-статус

Вопрос - ответ  Вопрос - ответ

Здравствуйте, мне 19 лет можно ли всать на утчет в Военкомат по...»

машина оформлена на дочь.когда за рулем автомобиля находился ее отец...»

Добрый день. Когда мы забронировали банкетный зал нам было...»

Добрый день! В 2009 году была осуждена по статье 130 (оскорбление),...»

Внимание! Возможно, это устаревшая версия документа!
В настоящее время база документов актуализируется.

Статья 3. Полномочия Конституционного Суда Российской Федерации

      В целях защиты основ конституционного строя, основных прав и свобод человека и гражданина, обеспечения верховенства и прямого действия Конституции Российской Федерации на всей территории Российской Федерации Конституционный Суд Российской Федерации:
       1) разрешает дела о соответствии Конституции Российской Федерации:
       а) федеральных законов, нормативных актов Президента Российской Федерации, Совета Федерации, Государственной Думы, Правительства Российской Федерации;
       б) конституций республик, уставов, а также законов и иных нормативных актов субъектов Российской Федерации, изданных по вопросам, относящимся к ведению органов государственной власти Российской Федерации и совместному ведению органов государственной власти Российской Федерации и органов государственной власти субъектов Российской Федерации;
       в) договоров между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации, договоров между органами государственной власти субъектов Российской Федерации;
       г) не вступивших в силу международных договоров Российской Федерации;
       2) разрешает споры о компетенции:
       а) между федеральными органами государственной власти;
       б) между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации;
       в) между высшими государственными органами субъектов Российской Федерации;
       3) по жалобам на нарушение конституционных прав и свобод граждан и по запросам судов проверяет конституционность закона, примененного или подлежащего применению в конкретном деле;
       4) дает толкование Конституции Российской Федерации;
       5) дает заключение о соблюдении установленного порядка выдвижения обвинения Президента Российской Федерации в государственной измене или совершении иного тяжкого преступления;
       6) выступает с законодательной инициативой по вопросам своего ведения;
       7) осуществляет иные полномочия, предоставляемые ему Конституцией Российской Федерации, Федеративным договором и федеральными конституционными законами; может также пользоваться правами, предоставляемыми ему заключенными в соответствии со статьей 11 Конституции Российской Федерации договорами о разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации, если эти права не противоречат его юридической природе и предназначению в качестве судебного органа конституционного контроля.
       Конституционный Суд Российской Федерации решает исключительно вопросы права.
       Конституционный Суд Российской Федерации при осуществлении конституционного судопроизводства воздерживается от установления и исследования фактических обстоятельств во всех случаях, когда это входит в компетенцию других судов или иных органов. По вопросам своей внутренней деятельности Конституционный Суд Российской Федерации принимает Регламент Конституционного Суда Российской Федерации.

Комм. Л.В.Лазарев

       1. Особое положение Конституционного Суда в механизме государственной власти обусловило тот факт, что из всех высших судебных органов только его компетенция (наряду с компетенцией Президента, Федерального Собрания, Правительства Российской Федерации) развернуто определена непосредственно в Конституции. Комментируемая статья воспроизводит конституционные установления о полномочиях Конституционного Суда, увязывая их с главными целями деятельности данного органа, а также закрепляет ряд дополнительных правоположений.
       Конституция 1993 года (ст.125) в отличие от предшествующей (ст.165-1) не сохранила после перечисления полномочий Конституционного Суда положение: "рассматривает иные дела, если это предусмотрено законами и не противоречит его юридической природе". Отсутствие аналогичной записи в новой Конституции не означает, однако, что установленный в ней перечень полномочий Конституционного Суда следует считать исчерпывающим. Он может быть дополнен, конкретизирован, но лишь федеральным конституционным законом и договорами. Дополнительные (помимо установленных Конституцией) полномочия Конституционного Суда не могут, естественно, противоречить его юридической природе и предназначению в качестве судебного органа конституционного контроля.
       Такой вывод опирается на норму ч.3 ст.128 Конституции, предусматривающую, в частности, что полномочия, порядок образования и деятельности Конституционного Суда устанавливаются федеральным конституционным законом, следовательно, не только Конституцией, а также на норму ч.3 ст.11 Конституции о разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Федерации и ее субъектов посредством договоров. При этом имеется в виду прежде всего настоящий Закон, регламентирующий на основе Конституции материально-правовые, процессуальные и организационные полномочия Конституционного Суда. Но такая регламентация не может ограничить установленные Конституцией полномочия Конституционного Суда, изменить их. Это возможно лишь путем внесения поправок в Конституцию, которые принимаются в форме специального правового акта — закона Российской Федерации о поправках к Конституции, имеющего особый статус, отличающегося и от федеральных законов, и от федеральных конституционных законов, как было разъяснено в постановлении Конституционного Суда от 31 октября 1995г. по делу о толковании ст.136 Конституции.
       При законодательном определении дополнительных (помимо установленных Конституцией) полномочий Конституционного Суда необходимо учитывать, что оно, конечно, не может быть беспредельным. Юрисдикция Конституционного Суда имеет определенные границы, обусловленные, во-первых, самой его юридической природой и предназначением как судебного органа конституционного контроля; во-вторых, направленностью его полномочий на разрешение конституционно-правовых споров; в-третьих, размежеванием подсудности с другими судебными органами, а если шире — разделением властей. Имеет значение и учет реальной "пропускной способности" Конституционного Суда. В предшествующий период эти критерии конституционной юрисдикции учитывались не всегда.
       2. Конституция 1993 года внесла существенные изменения в компетенцию Конституционного Суда. Он получил ряд новых важных полномочий, некоторые из прежних не были сохранены, некоторые же остались без изменений или уточнены.
       Новые полномочия - это толкование Конституции Российской Федерации; разрешение дел о соответствии Конституции договоров между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти ее субъектов; проверка по жалобам на нарушение конституционных прав и свобод граждан и по запросам судов конституционности закона, примененного или подлежащего применению в конкретном деле; дача заключения о соблюдении установленного порядка выдвижения обвинения Президента Российской Федерации в государственной измене или совершении иного тяжкого преступления.
       В то же время по сравнению с прежней Конституцией (с изменениями и дополнениями, внесенными Законом от 21 апреля 1992г.) новая не сохранила за Конституционным Судом такие полномочия, как разрешение дел о конституционности политических партий и иных общественных объединений; вступивших в силу международных договоров Российской Федерации; правоприменительной практики; дача заключения о наличии оснований для досрочного прекращения полномочий соответствующего представительного органа власти, для отрешения от должности соответствующего федерального должностного лица, а также должностного лица республики, другого субъекта Федерации; о наличии у соответствующего федерального должностного лица стойкой неспособности по состоянию здоровья осуществлять связанные с его должностью полномочия. Не сохранилось предусмотренное прежним Законом о Конституционном Суде его право давать заключения по собственной инициативе. Сужен круг правовых актов, конституционность которых правомочен проверять Конституционный Суд.
       Изменения, внесенные в компетенцию Конституционного Суда, обусловлены необходимостью более четко разграничить подсудность между Конституционным Судом и иными судами, устранить известную "перегруженность" Конституционного Суда не свойственными судебному конституционному контролю полномочиями. Исключение некоторых полномочий можно объяснить и политическими мотивами, реакцией законодателя на политические обстоятельства предшествующего периода.
       3. Статья 3 Закона закрепляет на основе Конституции главным образом материально-правовые полномочия Конституционного Суда. Его процессуальные и организационные полномочия устанавливаются в других статьях и главах Закона.
       Пункт 1 ч.1 настоящей статьи определяет группу полномочий Конституционного Суда по разрешению дел о соответствии Конституции Российской Федерации нормативных правовых актов государственных органов и договоров между ними, а также не вступивших в силу международных договоров Российской Федерации. Эта группа полномочий наиболее типична для органов конституционного контроля.
       На федеральном уровне к актам, конституционность которых правомочен проверять Конституционный Суд, относятся прежде всего федеральные законы. В подп."а" п.1 ч.1 комментируемой статьи, как и в п."а" ч.2 ст.125, ч.2 ст.4, п."а" ст.71, ч.3 ст.80, ч.3 ст.90 и ряде других статей Конституции, термин "федеральный закон" использован как родовое понятие, т.е. включающее и федеральные конституционные законы, и обычные федеральные законы. Проверка конституционности и тех, и других входит в сферу юрисдикции Конституционного Суда.
       Он вправе оценивать конституционность и законов о конституционных поправках, особенно учитывая установления ст.16 Конституции, что никакие положения Конституции не могут противоречить основам конституционного строя Российской Федерации, закрепленным в гл.1, и требования ст.1350 том, что положения гл.гл. 1, 2 и 9 Конституции не могут быть пересмотрены Федеральным Собранием. Принимая во внимание особый порядок вступления поправок к гл.гл. 3-8 Конституции в силу, установленный в ст.136 Конституции, необходимо предусмотреть, что Конституционный Суд разрешает дела о конституционности законов о конституционных поправках после их принятия, но до передачи на одобрение органам законодательной власти субъектов Федерации.
       Конституционный Суд правомочен разрешать также дела о конституционности любых нормативных актов Президента Российской Федерации, Совета Федерации, Государственной Думы, Правительства Российской Федерации независимо от их формы и наименования.
       Широкое распространение на практике получило издание нормативных указов Президента, утверждение указами различных Положений. К нормативным актам Совета Федерации и Государственной Думы относятся Регламенты палат, некоторые постановления палат (например, постановление Государственной Думы об амнистии, постановление Совета Федерации об изменении границ между субъектами Федерации). Правительство издает нормативные постановления, утверждает различные Положения, Уставы, Правила. Все такого рода акты закрепляют нормы права.
       Иные акты названных органов, которые норм права не устанавливают, Конституционный Суд проверять не правомочен. Ранее таким полномочием он обладал. Не сохранилось и прежнее полномочие Конституционного Суда проверять конституционность актов федеральных органов исполнительной власти - министерств, государственных комитетов, федеральных служб и других ведомств. Все эти акты могут быть обжалованы в другие суды в соответствии со ст. 46 Конституции и Законом Российской Федерации от 27 апреля 1993г. "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан", ГПК, АПК или в ином порядке. Так, ст.116 ГПК (в редакции от 30 ноября 1995г.) относит к подсудности Верховного Суда Российской Федерации рассмотрение дел об оспариваний ненормативных актов Президента, палат Федерального Собрания, Правительства Российской Федерации; нормативных актов федеральных министерств и ведомств, касающихся прав и свобод граждан. Конституционный контроль над актами органов исполнительной власти осуществляет и Президент (см. ч.2 ст.85, ч.3 ст.115 Конституции).
       Учитывая приведенные положения Конституции и комментируемого Закона, Конституционный Суд вынужден отказывать в принятии к рассмотрению запросов о проверке конституционности ненормативных актов. И такие случаи не единичны. Так, в определении от 9 июня 1995г. Конституционный Суд указал, что оспариваемые в запросе Государственной Думы положения Указа Президента Российской Федерации от 25 января 1995г. "О государственной поддержке структурной перестройки и конверсии атомной промышленности в г.Железногорске Красноярского края" имеют оперативно-распорядительный, а не нормативный характер. Поэтому разрешение поставленного в запросе вопроса не подведомственно Конституционному Суду.
       Важно обратить внимание и на правовую позицию, сформулированную Конституционным Судом в ряде своих определений применительно к обращениям, в которых ставится вопрос о неконституционности закона в связи с имеющимися в нем пробелами, об их устранении. Решение данного вопроса не относится к компетенции Конституционного Суда, является прерогативой законодателя. Аналогичная правовая позиция высказана Конституционным Судом и относительно разрешения вопроса о придании обратной силы закону. Не подлежат оспариванию в Конституционном Суде и нормативные акты, которые были признаны не действующими Комитетом конституционного надзора СССР. Такая правовая позиция вытекает из постановления Конституционного Суда от 25 апреля 1995г. по делу о проверке конституционности положений ст. 54 Жилищного кодекса.
       4. Подпункт "б" п.1 ч.1 настоящей статьи на основе Конституции определяет перечень актов субъектов Федерации, проверку конституционности которых правомочен осуществлять Конституционный Суд. Это прежде всего конституции республик и уставы (своего рода тоже конституции) других субъектов Федерации.
       Относительно законов и иных нормативных актов субъектов Федерации, также включенных в сферу юрисдикции Конституционного Суда, установлены определенные ограничения. Как и применительно к актам федерального уровня, проверке подлежат только нормативные акты. Причем не любые законы и иные нормативные акты субъектов Федерации, а только те, которые изданы по вопросам, относящимся к ведению федеральных органов государственной власти (по этим вопросам субъекты Федерации вообще не вправе принимать какие-либо акты) и совместному ведению органов государственной власти Федерации и органов государственной власти ее субъектов. Оценка конституционности нормативных актов субъектов Федерации, изданных по вопросам их исключительного ведения, не входит в компетенцию Конституционного Суда.
       Еще одно ограничение вытекает из самого понятия "нормативный акт субъекта Федерации". Под ним подразумевается нормативный акт, принимаемый органом законодательной или исполнительной власти субъекта Федерации, т.е. высшими государственными структурами на соответствующей территории (парламентами, законодательными собраниями, хуралами, думами и т.п.; президентами республик, правительствами, администрацией края, области, другого субъекта Федерации).
       Иные нормативные акты, издаваемые в субъектах Федерации, например акты республиканского министерства, госкомитета, органа местного самоуправления или местной администрации, не относятся к сфере юрисдикции Конституционного Суда. Они могут быть обжалованы в вышестоящий орган, общие или арбитражные суды, орган конституционного контроля (надзора) субъекта Федерации в соответствии с законодательством.
       5. Если раньше Конституционный Суд был вправе разрешать дела о конституционности договоров только между субъектами Федерации, то в настоящее время его компетенция в этой области расширена. Он получил право разрешать дела о соответствии Конституции также договоров между соответствующими органами Федерации и ее субъектов.
       Подпункт "в" п.1 ч.1 настоящей статьи говорит о договорах между органами государственной власти Российской Федерации и ее субъектов; между органами государственной власти субъектов Федерации, т.е. о внутригосударственных, внутрифедеральных договорах. При этом имеются в виду договоры, заключаемые органами законодательной и исполнительной власти соответственно Федераций и ее субъектов или двух и более субъектов Федерации (между парламентами, законодательными собраниями, между правительствами, администрациями, т.е. между высшими государственными органами на соответствующей территории). Что касается органов судебной власти, то они в силу своей юридической природы и компетенции не могут быть субъектами государственно-договорных отношений. Договоры между ними могут касаться вопросов информационного обмена, оказания методической помощи, подготовки кадров или, например, хозяйственных вопросов.
       Договоры, заключаемые органами законодательной и исполнительной власти, могут иметь различное предметное содержание. И хотя Конституция и настоящий Закон не устанавливают в связи с этим какие-либо ограничения компетенции Конституционного Суда, они существуют и обусловлены законодательно закрепленной компетенцией судов общей юрисдикции и арбитражных судов. Под юрисдикцию Конституционного Суда не подпадают договоры имущественно-правового характера, в сфере экономической деятельности (см., например, ст.22 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, принятого Государственной Думой 5 апреля 1995г.). К компетенции Конституционного Суда относится прежде всего и главным образом разрешение дел о конституционности договоров в сфере конституционно-правовых отношений, в публично-правовой сфере. Типичным примером таковых являются договоры о разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти ее субъектов.
       Об особенностях рассмотрения дел о конституционности нормативных актов и договоров см. комментарий к гл.IX.
       6. Единственным полномочием, связанным с осуществлением предварительного конституционного контроля, является право Конституционного Суда разрешать дела о соответствии Конституции не вступивших в силу международных договоров Российской Федерации (подп. "г" п.1 ч.1 комментируемой статьи), т.е. не ратифицированных Государственной Думой или не утвержденных иным уполномоченным на то федеральным органом государственной власти. Категории международных договоров Российской Федерации, подлежащих ратификации или утверждению, определяются Федеральным законом от 15 июля 1995г. "О международных договорах Российской Федерации". К ним относятся, в частности, договоры, исполнение которых требует изменения действующих или принятия новых федеральных законов, а также договоры, устанавливающие иные правила, чем предусмотренные законом; договоры, предметом которых являются основные права и свободы человека и гражданина; договоры о территориальном разграничении с иностранными государствами; договоры об основах межгосударственных отношений (ст.15).
       Особая важность рассматриваемого полномочия обусловлена тем, что Конституция 1993 года в ст.15 впервые определила международные договоры Российской Федерации как составную часть правовой системы нашей страны (см. также комментарий к гл.X).
       7. Конституция и п.2 ч.1 комментируемой статьи возлагают на Конституционный Суд полномочие разрешать споры о компетенции. Реализация данного полномочия позволяет Конституционному Суду контролировать и обеспечивать соблюдение принципа разделения властей как по горизонтали, так и по вертикали.
       Рассматриваемое полномочие распространяется прежде всего на споры о компетенции между федеральными органами государственной власти, чья компетенция определена в Конституции или может быть выведена из ее норм о полномочиях Федерации. К этим органам относятся прежде всего Президент, Федеральное Собрание (Совет Федерации и Государственная Дума), Правительство Российской Федерации, федеральные суды. Разрешая споры о компетенции между ними, Конституционный Суд обеспечивает соблюдение установленного Конституцией разграничения предметов ведения и полномочий законодательной, исполнительной и судебной власти по горизонтали. При этом, однако, учитывая положения п.2 ч.1 ст.93 настоящего Закона, применительно к судебным органам спор не может касаться вопроса о подведомственности дела судам или о подсудности.
       Федеративный характер нашего государства предопределил разделение властей и по вертикали, выражающееся в разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Федерации и органами государственной власти ее субъектов на основе Конституции и договоров. Разрешение споров о компетенции между ними, как и между высшими государственными органами различных субъектов Федерации, тоже возложено на Конституционный Суд. Разрешение споров о компетенции между высшими государственными органами одного и того же субъекта Федерации к ведению Конституционного Суда не отнесено, что не исключает возможности делегирования ему такого полномочия на основе договора о разграничении предметов ведения и полномочий между органами власти Федерации и соответствующего субъекта Федерации. Споры о компетенции могут быть связаны с вторжением одного органа в компетенцию другого, присвоением чужих полномочий посредством издания акта или совершения действия правового характера; с уклонением органа от осуществления собственной компетенции или игнорированием компетенции другого органа при решении вопроса совместного ведения (см. также комментарий к гл.XI).
       8. Существенное изменение претерпело полномочие Конституционного Суда по защите конституционных прав и свобод граждан. Прежде по индивидуальным жалобам он проверял конституционность обыкновений, сложившихся в правоприменительной практике, т.е. типичного, устойчивого в практике применения судами и другими органами законов и иных правовых актов. Для размежевания компетенции Конституционного Суда и других судов данное полномочие за ним не сохранено.
       В то же время Конституция и п.3 ч.1 настоящей статьи закрепляют за Конституционным Судом полномочие проверять по жалобам на нарушение конституционных прав и свобод граждан и по запросам судов конституционность закона, примененного или подлежащего применению в конкретном деле. Тем самым гражданину гарантируется возможность оспаривать акты законодателя. Новым для судебного конституционного контроля в Российской Федерации является и проверка Конституционным Судом конституционности законов по запросам любого суда.
       По жалобам граждан, их объединений Конституционный Суд правомочен проверять конституционность не любого закона, а только такого, который затрагивает конституционные права и свободы гражданина и применен или подлежит применению в конкретном деле; по запросам судов — любого закона, связанного с рассмотрением судом конкретного дела. 'При этом под законом в данном случае понимаются прежде всего и главным образом законы в собственном смысле слова, включая конституции республик, уставы других субъектов Федерации, если они применяются в конкретном деле.
       Однако фактически роль закона выполняют и иные акты. Прежде всего это относится к не утратившим силу нормативным актам высших государственных органов, изданным до 25 декабря 1993г. — дня вступления в силу Конституции. Действующая Конституция проводит более четкое отграничение законов от иных правовых актов. Тем не менее законодательствует не только Федеральное Собрание. Например, немало указов Президента по своему предмету фактически являются законами в материальном смысле, восполняя пробелы в правовом регулировании. В них нередко говорится: "впредь до принятия федерального закона постановляю".
       До сих пор Конституционный Суд придерживался на практике позиции отказа в принятии к рассмотрению жалоб граждан и запросов судов о проверке в связи с конкретным делом конституционности подобных актов на том основании, что в соответствии с ч.4 ст.125 Конституции и комментируемым Законом он вправе по таким обращениям проверять лишь конституционность законов. Получается, что» например, гражданин не вправе оспорить нормативный акт Президента, палаты Федерального Собрания, Правительства, считая нарушенным свое право или свободу, ни в Верховном Суде (в силу ст.116 ГПК), ни в Конституционном Суде.
       Такая пробельность в законодательном обеспечении права на судебную защиту должна быть устранена. Целесообразно уточнить и предмет конституционной жалобы, что может быть осуществлено и самим Конституционным Судом посредством казуального толкования при рассмотрении конкретных дел. Представляется, что предметом конституционной жалобы могут быть не только акты, имеющие наименование "закон". Если первичное правовое регулирование соответствующих общественных отношений, являющихся по Конституции предметом закона, осуществлено актом иного уровня, принятым высшим государственным органом, то проверка конституционности и такого акта, выполняющего роль закона, должна осуществляться на основе рассматриваемого полномочия. Это не означает придания такому акту статуса закона в формальном смысле (см. также комментарий к гл.гл. XII и XIII).
       С возобновлением деятельности Конституционного Суда в 1995 году на основе нового Закона рассмотрение конституционных жалоб в целях защиты конституционных прав и свобод граждан заняло одно из ведущих мест в его работе. Предметом рассмотрения уже были нормы Жилищного кодекса, КЗоТ, ГК, УК, УПК РСФСР, Законов "О реабилитации жертв политических репрессий", "О порядке разрешения коллективных трудовых споров (конфликтов)", "О милиции", "О государственной тайне", "О гражданстве Российской Федерации" и др.
       9. В п.4 ч.1 настоящей статьи зафиксировано очень важное новое полномочие Конституционного Суда — толкование Конституции Российской Федерации. Прежде оно принадлежало высшему представительному органу власти. В принципе, Конституционный Суд и раньше, оценивая конституционность того или иного акта при выработке своих решений, толковал Конституцию. Без этого невозможно принять решение, без этого нет и самого конституционного контроля. Но толкование Конституции при сопоставлении с ней проверяемого акта в таком аспекте является подчиненным и выражается в обосновании решения в его мотивировочной части.
       Новое полномочие Конституционного Суда имеет самостоятельное значение и выражается в специальном, обладающем официальным и общеобязательным характером разъяснении положений федеральной Конституции для обеспечения ее адекватного понимания и правильного применения (см. также комментарий к гл.XIV).
       Толкование Конституции наряду с рассмотрением конституционных жалоб становится главным направлением в деятельности Конституционного Суда. Уже дано толкование ряда конституционных норм, касающихся процедуры принятия федеральных законов (ч.4 ст.105, ст.ст. 106, 107); формы правового акта о конституционных поправках (ст.136); понятий "общее число депутатов Государственной Думы" и "общее число членов Совета Федерации и депутатов Государственной Думы", что важно для определения результатов голосования при принятии законов и других решений (ч.3 ст.103, ч.3 ст.107 и др.); правовой процедуры включения нового наименования субъекта Российской Федерации в ст.65 Конституции (ч.2 ст.137). На очереди рассмотрение запросов о толковании других конституционных положений.
       10. Конституция (ст.93) и на ее основе Регламент Государственной Думы (гл.22) устанавливают порядок выдвижения обвинения против Президента для отрешения его от должности. К полномочиям Конституционного Суда (п.5 ч.1 комментируемой статьи) отнесена дача заключения о соблюдении этого порядка (подробнее см. комментарий к гл.XV).
       11. Право законодательной инициативы Конституционного Суда в Федеральном Собрании, закрепленное ст.104 Конституции и п.6 ч.1 настоящей статьи, может быть осуществлено, как и другими субъектами этого права, в форме внесения новых законопроектов, законодательных предложений, законопроектов о внесении изменений и дополнений в действующие законы, предложений о поправках и пересмотре положений федеральной Конституции.
       §45 Регламента Конституционного Суда предусматривает, что предложение о выступлении с законодательной инициативой может быть внесено любым судьей Конституционного Суда. При этом он должен представить текст законопроекта, либо поправки к законопроекту, либо законодательного предложения. Решение о выступлении с законодательной инициативой принимается Конституционным Судом в пленарном заседании по докладу судьи, внесшего соответствующее предложение.
       В то же время Конституция и комментируемый Закон оговаривают, что Конституционный Суд выступает с законодательной инициативой по вопросам своего ведения. К ведению же Конституционного Суда относится разрешение дел, связанных с осуществлением конституционного контроля. Именно по вопросам конституционной и законодательной регламентации полномочий и деятельности Конституционного Суда, его взаимоотношений с другими органами он может выступать с законодательной инициативой. Свое право законодательной инициативы Конституционный Суд, например, реализовал, разработав и внеся в Государственную Думу проект Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" (совместно с депутатами Государственной Думы), предложения о поправках к проектам федеральных конституционных законов "О судебной системе Российской Федерации", "О референдуме Российской Федерации" (относительно полномочий Конституционного Суда в связи с назначением референдума).
       Прежние Конституция и Закон о Конституционном Суде указанную выше оговорку не содержали. Более того, ст.9 Закона 1991 года предусматривала: в случае если Конституционный Суд обнаруживает, что соблюдению положений Конституции препятствует отсутствие соответствующего закона, он должен воспользоваться принадлежащим ему правом законодательной инициативы. Такую обязанность действующая Конституция и комментируемый Закон исключили, сузили предметные границы права законодательной инициативы Конституционного Суда.
       Расширительное толкование понятия "вопросы ведения Конституционного Суда" противоречило бы его роли как "негативного" законодателя, служило бы активному вовлечению в процесс законотворчества, а следовательно, в политический процесс. Наделение его рассматриваемым полномочием в принципе не соответствует юридической природе органа конституционного контроля. В мировой практике чрезвычайно редко таким органам предоставляется подобное право.
       12. Изложенный перечень полномочий не является исчерпывающим. Пункт 7 ч.1 настоящей статьи определяет прежде всего, что Конституционный Суд осуществляет иные полномочия, предоставляемые ему Конституцией Российской Федерации. К этим иным конституционным полномочиям относится в настоящее время лишь одно, вытекающее из положений ч.3 ст.100 Конституции, - направлять палатам Федерального Собрания послания, являющиеся одной из форм взаимодействия судебной и законодательной властей.
       Конституция и настоящий Закон не связывают Конституционный Суд какими-либо требованиями к тематике и периодичности направления посланий, как это было предусмотрено прежним Законом (ст.54), устанавливавшим, что они направляются высшему представительному органу власти ежегодно, по вопросу о состоянии конституционной законности в Российской Федерации и основываются на рассмотренных Судом материалах.
       Положения о посланиях определены теперь в Регламенте Конституционного Суда (§46). Он, сохраняя преемственность с положениями прежнего Закона, отводит посланиям более активную роль: расширена их тематика, увеличена периодичность направления. Установлено, что Конституционный Суд не реже одного раза в год обращается к Федеральному Собранию с посланием о состоянии конституционной законности в Российской Федерации, основываясь на результатах своей деятельности. В то же время в случае необходимости он может обращаться к Федеральному Собранию с посланием и по другим проблемам, определяемым установленными Законом целями деятельности Конституционного Суда — защита основ конституционного строя, основных прав и свобод человека и гражданина, обеспечение верховенства и прямого действия Конституции на всей территории Российской Федерации. Решение о направлении послания принимается в пленарном заседании.
       Пункт 7 ч.1 комментируемой статьи предусматривает также, что Конституционный Суд осуществляет полномочия, предоставляемые ему Федеративным договором и федеральными конституционными законами.
       Федеративный договор от 31 марта 1992г. закрепляет за Конституционным Судом полномочие разрешать споры о компетенции между органами государственной власти Федерации и ее субъектов при издании ими правовых актов. Данное полномочие нашло отражение в Конституции и настоящем Законе.
       Целям обеспечения интересов субъектов Федерации служит положение п.7 о том, что Конституционный Суд может пользоваться также правами, предоставляемыми ему договорами о разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Федерации и органами государственной власти ее субъектов, если эти права не противоречат его юридической природе и предназначению в качестве судебного органа конституционного контроля. Если противоречие возникает, следствием является отказ Конституционного Суда от использования такого права.
       Предоставление Конституционному Суду прав названными договорами должно сочетаться с одновременным указанием в прямой или отсылочной форме на субъектов обращения в Конституционный Суд, предметы обращений и юридические последствия решений Суда на территории соответствующего субъекта Федерации. Возможность рассмотрения федеральным судебным органом конституционного контроля конституционных споров, возникающих в пределах одного субъекта Федерации, встречается в мировой практике, в частности, в ФРГ, где такие права могут быть предоставлены Федеральному конституционному суду законом субъекта федерации - земли.
       Пункт 7 ч.1 говорит о возможности предоставления Конституционному Суду договорами именно прав. Договоры не могут изъять его полномочия или ограничить сферу их действия. Иное явно противоречило бы Конституции и комментируемому Закону. В связи с этим обращает на себя внимание, например, положение ч.3 ст.VI Договора "О разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти Республики Татарстан" от 15 февраля 1994г. Оно гласит: "Споры по осуществлению полномочий в сфере совместного ведения органов государственной власти Российской Федерации и органов государственной власти Республики Татарстан разрешаются в согласованном между ними порядке".
       В принципе такая запись в Договоре допустима, так как Конституция (например, ст.85) и настоящий Закон (п.3 ч.1 ст.93) предусматривают возможность использования различных способов разрешения подобных споров. Но в любом случае названное положение Договора было бы неправомочно толковать как допускающее возможность ограничения реализации конституционного полномочия Конституционного Суда разрешать споры о компетенции применительно к отношениям между федеральными органами государственной власти и органами государственной власти Республики Татарстан. Более точен, например, аналогичный Договор с органами государственной власти Республики Бурятия от 29 августа 1995г. Статья 6 этого Договора предусматривает: "Споры и разногласия, возникающие в ходе реализации настоящего Договора, а также споры о компетенции между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти Республики Бурятия разрешаются путем согласительных процедур либо в порядке, установленном Конституцией Российской Федерации и федеральным законодательством". Такие же формулировки содержатся и в большинстве других заключенных договоров.
       13. Часть 2 настоящей статьи устанавливает в общей форме пределы разрешения дел Конституционным Судом: он решает исключительно вопросы права. Наряду с аналогичным положением в прежнем Законе о Конституционном Суде имелось специальное указание на то, что он не рассматривает политические вопросы. Это положение не сохранилось в настоящем Законе, так как установленный в ч.2 ограничитель пределов полномочий Конституционного Суда более точен и универсален и означает, что никакие иные вопросы (политические, экономические, социальные и др.), кроме исключительно правовых, Конституционный Суд не решает.
       Вместе с тем нормативные правовые акты, конституционность которых оценивает Конституционный Суд, правовые споры, которые он разрешает, всегда выражают правовую сторону экономических, политических, национальных или иных отношений. Поэтому вопросы, отнесенные к ведению Конституционного Суда и рассматриваемые им, чаще всего имеют политико-правовое, экономико-правовое, социально-правовое и иное содержание и значение. Суть же в том, что Конституционный Суд управомочен рассматривать, оценивать и решать лишь правовые аспекты этих вопросов. И если вопрос, поставленный в обращении, является, например, чисто политическим, Конституционный Суд на основе п.1 ч.1 ст.43 настоящего Закона отказывает в принятии его к рассмотрению. То же относится и к другим вопросам неправового характера. Так, 20 ноября 1995г. Конституционный Суд отказал в принятии к рассмотрению запроса группы депутатов Государственной Думы о проверке конституционности ряда положений Федерального закона от 21 июня 1995г. "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации". Было отмечено, что сам момент обращения (спустя 5 месяцев после вступления Закона в силу, более чем 2 месяца после начала избирательной кампании) свидетельствует о том, что реальная позиция заявителей является в большей мере политической, нежели правовой. Конституционный Суд должен воздерживаться от рассмотрения дел, в которых, по сути, преобладают аспекты политической целесообразности.
       14. Еще один ограничитель пределов полномочий Конституционного Суда установлен в ч.3 настоящей статьи. Он обусловлен самой компетенцией Конституционного Суда, заключающейся главным образом в проверке конституционности нормативных актов, т.е. в решении вопросов права, а не факта. Поэтому Закон обязывает Конституционный Суд воздерживаться от установления и исследования фактических обстоятельств, когда это входит в компетенцию других судов или иных органов. Для получения данных о фактических обстоятельствах, которые необходимы Суду для разрешения дела, он вправе обратиться к этим органам с обязательным для исполнения требованием в соответствии со ст.50 настоящего Закона. При этом решения других судов и иных органов, устанавливающие такие обстоятельства, имеют преюдициальное значение для Конституционного Суда (т.е. установленные этими решениями фактические обстоятельства являются обязательными без дополнительных проверок и доказательств).
       Этим принципом и руководствуется Конституционный Суд, принимая свои решения. Так, в постановлении от 3 мая 1995г. по делу о проверке конституционности ст.ст. 220-1 и 220-2 УПК в связи с жалобой гр.А., он подчеркнул, что не проверяет законность и обоснованность решений судов общей юрисдикции, а решает исключительно вопросы права.
       В то же время Конституционный Суд вправе самостоятельно устанавливать и исследовать фактические обстоятельства, когда это входит в его компетенцию. К ним относятся, в частности, фактические обстоятельства, касающиеся соблюдения порядка подписания, заключения, принятия, опубликования или введения в действие нормативных актов государственных органов и договоров между ними (п.3 ч.1 ст.86); споров о компетенции (пп. 3, 4, 5, 6, 7 ч.1, п.1 ч.2 ст.93); жалоб на нарушение законом конституционных прав и свобод граждан (ч.2 ст.96); соблюдения порядка выдвижения обвинения Президента в государственной измене или совершении иного тяжкого преступления (ст.ст. 108, 109). Конституционный Суд обладает и предусмотренными Законом средствами для установления фактических обстоятельств: объяснениями сторон, заключениями экспертов, исследованием документов, показаниями свидетелей (см. комментарий к ст.ст. 62-67).
       15. Часть 4 комментируемой статьи устанавливает полномочие Конституционного Суда самостоятельно принимать свой Регламент для регулирования внутренней деятельности Суда (см. комментарий к ст.28).
       16. Реализуя свои полномочия. Конституционный Суд принимает решения на основе Конституции, признавая тот или иной нормативный акт или договор либо их отдельные положения соответствующими или не соответствующими ей. При этом нередко в решениях констатируется противоречие или, наоборот, соответствие оспариваемых положений общепризнанным принципам и нормам международного права и международным договорам Российской Федерации. Это не означает, что Конституционный Суд имеет отдельное наряду с другими полномочие проверять соответствие законов, иных правовых актов международно-правовым принципам и нормам, как некоторые зарубежные конституционные суды. Ссылки в мотивировочной части решений на эти принципы и нормы используются Конституционным Судом для обоснования своей правовой позиции по рассматриваемому вопросу, что может быть применено при реализации любого из его полномочий, закрепленных Конституцией и комментируемым Законом.
       Так, в постановлении Конституционного Суда от 17 мая 1995г. по делу о проверке конституционности ст.12 Закона СССР "О порядке разрешения коллективных трудовых споров (конфликтов)", запрещающей проведение забастовок работникам гражданской авиации, указывалось, со ссылкой на ст.8 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах, что ограничение права на забастовку не противоречит и общепризнанным принципам и нормам международного права. При этом регламентация права на забастовку международно-правовыми актами о правах человека отнесена к сфере внутреннего законодательства. Но это законодательство не должно выходить за пределы допускаемых данными актами ограничений.
       Такая практика Конституционного Суда имеет опору в Конституции, признающей общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации составной частью правовой системы и примат международных договоров Российской Федерации (ратифицированных и вступивших в силу для России) над законами страны (ч.4 ст.15). При этом понятие "закон" по смыслу этой конституционной нормы в ее соотношении с ч.1 ст.15 не распространяется на саму Конституцию, что обусловлено приматом федеральной Конституции в силу ее верховенства в правовой системе страны. Ссылка в решениях Конституционного Суда, как и иных органов, на правила международных договоров Российской Федерации, противоречащих Конституции, была бы неправомерной.
       Поэтому важное значение имеет положение ст.22 Федерального закона от 15 июля 1995г. "О международных договорах Российской Федерации", согласно которому, если международный договор содержит правила, требующие изменения отдельных положений Конституции Российской Федерации, решение о согласии на его обязательность для Российской Федерации возможно в форме федерального закона только после внесения соответствующих поправок в Конституцию Российской Федерации или пересмотра ее положений в установленном порядке. Важно и положение статьи 15 (ч.1) названного Федерального закона об отнесении к подлежащим обязательной ратификации, в частности, международных договоров Российской Федерации, исполнение которых требует изменения действующих или принятия новых федеральных законов, а также устанавливающих иные правила, чем предусмотренные законом; международных договоров, предметом которых являются основные права и свободы человека и гражданина.
       Все это приобретает особую актуальность в связи с вступлением нашей страны в 1996 году в Совет Европы и взятым на себя обязательством признать в законодательном порядке право на индивидуальные обращения в Европейскую комиссию по правам человека и обязательную юрисдикцию Европейского Суда по правам человека. После ратификации Россией Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней Конституционный Суд сможет опираться при обосновании своих решений и на эти международно-правовые акты в силу взятых на себя Россией обязательств соблюдать их.
       В то же время актуализируется полномочие Конституционного Суда проверять конституционность не вступивших в силу международных договоров Российской Федерации и, с другой стороны, положение ч.3 ст.46 Конституции о праве каждого в соответствии с международными договорами Российской Федерации обращаться в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека (в данном случае в Европейский Суд по правам человека), если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты (в том числе в Конституционном Суде). Жалоба граждан и неправительственных организаций в Европейский Суд на нарушение прав и свобод, гарантируемых упомянутой Европейской конвенцией и Протоколами к ней, может касаться и решений Конституционного Суда. Это, возможно, потребует уточнения положения ст.79 комментируемого Закона о том, что решение Конституционного Суда окончательно и не подлежит обжалованию.


<< Назад Оглавление Вперед >>



     
 

Представленные на этом web-сайте материалы не являются юридической консультацией. Информация по услугам не является публичной офертой. Любой юридический совет по конкретному делу должен быть получен только непосредственно от адвоката.
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Студия НСв <<Новый Свет>>