На главную страницу  

АНПО Правовой центр ИВВ МВД РФ
т.т. (+7 495) 747-31-24 741-92-31

Skype Skype-статус

Вопрос - ответ  Вопрос - ответ

Здравствуйте, мне 19 лет можно ли всать на утчет в Военкомат по...»

машина оформлена на дочь.когда за рулем автомобиля находился ее отец...»

Добрый день. Когда мы забронировали банкетный зал нам было...»

Добрый день! В 2009 году была осуждена по статье 130 (оскорбление),...»

Внимание! Возможно, это устаревшая версия документа!
В настоящее время база документов актуализируется.

Статья 79. Юридическая сила решения

      Решение Конституционного Суда Российской Федерации окончательно, не подлежит обжалованию и вступает в силу немедленно после его провозглашения.
       Решение Конституционного Суда Российской Федерации действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами. Юридическая сила постановления Конституционного Суда Российской Федерации о признании акта неконституционным не может быть преодолена повторным принятием этого же акта.
       Акты или их отдельные положения, признанные неконституционными, утрачивают силу; признанные не соответствующими Конституции Российской Федерации не вступившие в силу международные договоры Российской Федерации не подлежат введению в действие и применению. Решения судов и иных органов, основанные на актах, признанных неконституционными, не подлежат исполнению и должны быть пересмотрены в установленных федеральным законом случаях.
       В случае, если признание нормативного акта неконституционным создало пробел в правовом регулировании, непосредственно применяется Конституция Российской Федерации.

Комм. П.Е.Кондратов

       1. Согласно ч.1 комментируемой статьи, окончательность решения Конституционного Суда означает, что это решение после его вступления в силу не может быть отменено или изменено ни по жалобам заинтересованных лиц, ни по инициативе самого Конституционного Суда. Причем отменить провозглашенное и вступившее в силу решение Конституционного Суда не вправе ни сам Суд, ни какие бы то ни было другие органы государственной власти. В этом состоит существенное отличие Конституционного Суда Российской Федерации от его предшественника — Комитета конституционного надзора СССР, решения которого могли быть пересмотрены Съездом народных депутатов СССР.
       Наделение решений Конституционного Суда свойством окончательности является важным условием сохранения стабильности и последовательности правового регулирования, существенной гарантией независимости Конституционного Суда.
       2. Положение о невозможности пересмотра решения Конституционного Суда относится, однако, не ко всем, а лишь к итоговым решениям, которые определяют судьбу обращения в Конституционный Суд и дают ответ по существу изложенных в нем требований. Решения же о вызове свидетеля, о назначении дела слушанием на конкретный день, о структуре аппарата Суда и по другим процессуальным и организационным вопросам могут быть и изменены, и отменены.
       3. Важным условием авторитетности и эффективности решений Конституционного Суда является то, что они действуют непосредственно и не требуют подтверждения другими органами и должностными лицами (ч.2 ст.79). Отсутствие подобной нормы в Законе СССР "О конституционном надзоре в СССР" приводило к тому, что исполнение заключений и постановлений Комитета конституционного надзора СССР нередко откладывалось до издания "компетентным органом" соответствующего правового акта. Именно такое положение сложилось вокруг заключения Комитета от 25 октября 1990г. "О законодательстве по вопросу о принудительном лечении и трудовом перевоспитании лиц, страдающих алкоголизмом и наркоманией", исполнение которого чрезмерно затянулось ввиду того, что законодательные органы союзных республик не вносили изменения в законодательство об ответственности за потребление наркотиков, а правоприменительные органы без этого считали невозможным исполнять предписания заключения.
       Нужно заметить, однако, что при обсуждении в палатах Федерального Собрания проекта настоящего Закона многие парламентарии возражали против положения о непосредственном действии решений Конституционного Суда на том основании, что оно посягает на исключительные прерогативы законодателя. В самом деле, Конституционный Суд, признавая утратившими силу некоторые законы, выступает в роли как бы "негативного законодателя". Но в любом случае он не создает положительных норм. Поэтому и фактическим, и юридическим регулятором общественных отношений в конечном счете выступают не его решения, а Конституция и нормативные акты, принятые законодателем, Президентом, Правительством.
       4. Правило о непосредственном действии решения Конституционного Суда не исключает того, что для более полной реализации его положений может понадобиться издание нормативных актов самого различного уровня. Это обстоятельство специально было подчеркнуто, в частности, в постановлении Конституционного Суда от 27 января 1993г. по делу о проверке конституционности правопри-менительной практики ограничения времени оплаты вынужденного прогула при незаконном увольнении, сложившейся на основе применения законодательства о труде и постановлений Пленумов Верховного Суда СССР, Верховного Суда Российской Федерации, касающихся данного вопроса.
       5. Высокий статус Конституционного Суда и значимость принимаемых им решений, как правило, не позволяют органам власти, чьи нормативные акты и действия признаются неконституционными, открыто игнорировать требования этого органа. В то же время для преодоления решений Конституционного Суда подчас могут использоваться обходные пути, одним из которых является повторное издание акта, ранее признанного неконституционным, или включение неконституционных его положений в иной нормативный акт. В связи с этим ч.2 ст.79 Закона запрещает такого рода действия, хотя и не дает Суду достаточно серьезных средств для противодействия им. Он не может по собственной инициативе признать неконституционными повторно изданные акты или отдельные их части, однажды признанные неконституционными, или распространить на эти акты действие ранее вынесенного решения. Чтобы прекратить действие повторно изданного неконституционного акта. Конституционный Суд должен, соблюдая все требования процедуры конституционного судопроизводства, принять к рассмотрению соответствующее обращение и вынести по нему новое решение о неконституционности акта.
       Рассматриваемое положение при определенных его недостатках имеет и некоторые достоинства. В частности, необходимость принятия нового решения о результатах проверки конституционности повторно изданного акта, по поводу которого уже состоялось решение Конституционного Суда, создает условия для возможной корректировки правовой позиции Суда с учетом новых
правовых реалий (внесение изменений в Конституцию, наполнение тех или иных правовых категорий новым содержанием и т.д.).
       Следует заметить, что повторное принятие акта, признанного по решению Конституционного Суда не соответствующим Конституции, не во всех случаях может расцениваться как нарушение положений ч.2 ст.79 рассматриваемого Закона. На это обратил внимание Конституционный Суд, указав в своем постановлении №4-п от 2 февраля 1996г., что законодатель может воспроизвести в новом уголовно-процессуальном законодательстве положения п.4 ч.2 ст.384 УПК, признанные неконституционными, если при этом им будет введена новая система процедурных правил, обеспечивающая "конституционное содержание соответствующих правовых институтов... совокупным результатом действия норм права".
       6. Утрата силы актом или отдельным его положением, признанным неконституционным (ч.3 ст.79), означает, что с момента начала действия решения Конституционного Суда данный акт или его положение не должны исполняться, применяться или реализовываться иным способом. Этот акт или положение не может служить также основой для принятия других правовых актов.
       7. Признание неконституционными не вступивших в силу международных договоров может влечь последствия двух видов: 1) невозможность введения соответствующего договора в действие путем его ратификации парламентом, утверждения Президентом или иным установленным законодательством способом; 2) недопустимость применения уже ратифицированного (утвержденного, подписанного) международного договора, начало действия которого не совпадает по времени с моментом издания акта о введении его в действие. В таком случае, однако, отказ от применения признанного Российской Федерацией международного договора не должен быть автоматическим. Данный акт не может противоречить установленным в мировом сообществе правилам выхода государства из международных договоров и их отказа от принятых на себя обязательств и в связи с этим он должен предполагать соблюдение установленных правил отказа государств от своих международных обязательств (путем денонсации договора, его повторного подписания, внесения поправок в договор и т.д.).
       8. Признание закона или иного нормативного акта неконституционным влечет признание недействительными и всех правоприменительных решений, основанных на этом акте. Такие решения не могут приводиться в исполнение, а если исполнение и было начато, оно должно быть прекращено после признания нормативного акта, лежащего в основе решения, неконституционным. Порядок прекращения исполнения решений может быть различным: в одних случаях ему должна предшествовать отмена этого решения, в других — действие правоприменительного решения может быть прекращено органом, непосредственно исполняющим данное решение или контролирующим исполнение (как закреплено, например, в ст.361-1 УПК).
       9. Закон не предусматривает возможности поворота исполнения тех правоприменительных решений, которые были полностью исполнены к моменту признания обосновывающего их акта неконституционным. В подобных ситуациях восстановление отношений, нарушенных вынесением или исполнением правоприменительного решения, становится возможным лишь при условии, что это решение будет отменено или изменено.
       Пересмотр правоприменительного решения в связи с признанием лежащего в его основе нормативного акта неконституционным является возможным лишь в случаях, когда это предусмотрено соответствующими отраслевыми законами. Если же эти законы в силу каких-либо причин (например, вследствие запрета придания обратной силы закону, ухудшающему участь обвиняемого) не допускают пересмотра решений, в этой части постановление Конституционного Суда не действует.
       Особые правовые последствия порождают решения Конституционного Суда по делам граждан, обратившихся к нему с жалобами на нарушение своих конституционных прав и свобод. Они становятся не только материально-правовым основанием для пересмотра ранее принятых правоприменительных решений, но и официальным поводом к возбуждению такого пересмотра. Именно это обстоятельство имел в виду Конституционный Суд, подчеркнув в своем постановлении от 2 февраля 1996г. по делу о проверке конституционности п.5 ч.2 ст.371, ч.3 ст.374 и п.4 ч.2 ст.384 УПК РСФСР, что дела обратившихся в Конституционный Суд граждан К.М.Кульнева, B.C.Лалуева, Ю.В.Лукашова, И.П.Серебренникова подлежат пересмотру с учетом этого постановления, "которое в силу части второй статьи 79 названного Федерального конституционного закона (о Конституционном Суде) действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами".
       10. В отдельных ситуациях признание нормативного акта неконституционным может приводить к образованию пробелов в правовом регулировании. Для такого рода случаев Закон в ч.4 ст.79 в полном соответствии с ч.1 ст.15 Конституции установил правило, согласно которому правоприменители должны применять напрямую нормы Конституции. Причем это правило в равной мере относится и к органам нормотворчества, возлагая на них обязанность принять соответствующий нормативный акт, обеспечивающий действие Конституции, и к правоприменительным органам, обязывая их до принятия такого акта руководствоваться непосредственно положениями Конституции.
       Конечно, в отдельных случаях возможность прямого применения Конституции юрисдикционными органами может оказаться достаточно проблематичной. Так, если даже Конституционный Суд признает утратившим силу некий нормативный акт, ограничивающий конституционное право гражданина на возмещение государством вреда, причиненного ему незаконными действиями органов государственной власти или должностных лиц (ст.53 Конституции), это вряд ли позволит гражданину незамедлительно получить желаемое возмещение вреда. Для того чтобы суд в порядке гражданского судопроизводства смог рассмотреть этот вопрос, должны быть приняты нормативные акты, определяющие условия и размеры компенсации, источники, из которых могут быть произведены соответствующие выплаты, и тому подобные детали возможного решения.
       Такого рода проблемы, связанные с недостаточной правовой урегулированностью процедуры судебного рассмотрения жалоб на постановления следователя и органа дознания, реально возникли в практике исполнения постановления Конституционного Суда №13-п от 13 ноября 1995г., которым была признана неконституционной ч.5 ст.209 УПК РСФСР, исключающая по смыслу, придаваемому ей правоприменительной практикой, возможность судебного обжалования постановлений о прекращении уголовного дела.


<< Назад Оглавление Вперед >>



     
 

Представленные на этом web-сайте материалы не являются юридической консультацией. Информация по услугам не является публичной офертой. Любой юридический совет по конкретному делу должен быть получен только непосредственно от адвоката.
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Студия НСв <<Новый Свет>>