На главную страницу  

АНПО Правовой центр ИВВ МВД РФ
т.т. (+7 495) 747-31-24 741-92-31

Skype Skype-статус

Вопрос - ответ  Вопрос - ответ

Здравствуйте, мне 19 лет можно ли всать на утчет в Военкомат по...»

машина оформлена на дочь.когда за рулем автомобиля находился ее отец...»

Добрый день. Когда мы забронировали банкетный зал нам было...»

Добрый день! В 2009 году была осуждена по статье 130 (оскорбление),...»

Внимание! Возможно, это устаревшая версия документа!
В настоящее время база документов актуализируется.

Статья 101. Обращение в Конституционный Суд Российской Федерации

      Суд при рассмотрении дела в любой инстанции, придя к выводу о несоответствии Конституции Российской Федерации закона, примененного или подлежащего применению в указанном деле, обращается в Конституционный Суд Российской Федерации с запросом о проверке конституционности данного закона.

Комм. Т.Г.Морщакова

       1. В соответствии с ч.4 ст.125 Конституции в практику конституционного судопроизводства впервые введен институт запроса судов общей и арбитражной юрисдикции о конституционности законов. Аналогичный институт известен, например, законодательству ФРГ. Этот институт наряду с институтом конституционных жалоб (ст.ст. 96-100 комментируемого Закона) служит последовательному разграничению юрисдикции Конституционного и других судов. Полномочие официально признать закон неконституционным и тем самым лишить его юридической силы остается прерогативой одного только Конституционного Суда. Вместе с тем другие суды освобождаются от прежнего двусмысленного положения, когда они должны были строго следовать закону, который находили не соответствующим Конституции. Решена возникающая в такой ситуации коллизия между обязанностью судьи подчиняться Конституции, с одной стороны, и неконституционному закону — с другой. Повышается ответственность всех судов за реальное действие конституционных норм, поскольку им предоставлено специальное правовое средство, чтобы реагировать на несоответствие закона Конституции и таким образом проявить инициативу, направленную на исключение неконституционных законов из системы правовых актов.
       2. Право суда обратиться с запросом о проверке конституционности закона, предусмотренное ч.4 ст.125 Конституции и ст.101 Закона, не может противопоставляться задаче судов обеспечивать непосредственное применение Конституции. Суды общей юрисдикции, применяя при рассмотрении конкретных дел непосредственно нормы Конституции, выносят решения, обязательные только по данному делу. Сама Конституция не освобождает суды от обязанности подчиняться закону. Во многих нормах Конституции предусмотрено, что их реализация требует строгого следования закону. Например, только в предусмотренных законом процессуальных формах осуществляется судебный надзор за деятельностью судов (ст.126 Конституции); федеральным конституционным законом устанавливаются полномочия и порядок деятельности Верховного Суда, а также система судов; только в случаях, предусмотренных федеральным законом, суды могут принять решения, нарушающие неприкосновенность жилища (ст.25); законом может быть ограничено право на ознакомление с документами, касающимися прав и свобод человека (ст.24); закон согласно Конституции (ст.34) может ввести запрет на отдельные виды экономической деятельности и т.д. Непосредственное применение конституционных норм, отсылающих к закону, требует от судов его строго соблюдения. Более того, в указанных ситуациях только следование закону может обеспечить конституционный принцип равенства перед законом и судом (ст.19). Отказ от применения в судах единых для всех требований закона разрушает и конституционный принцип верховенства закона (ст.4 Конституции). Эти нормы Конституции также имеют прямое действие.
       3. Область непосредственного применения Конституции судами является достаточно широкой. В постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 31 октября 1995г. "О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия" указано, что суд, разрешая дело, применяет непосредственно Конституцию, когда ее положения не требуют дополнительной регламентации в законе, а также во всех случаях, когда суд придет к выводу о противоречии федерального закона, а при его отсутствии — закона субъекта Федерации конституционным принципам и нормам. Однако в постановлении не названа одна из наиболее распространенных ситуаций, также требующая непосредственного применения Конституции судами общей юрисдикции: подлежащий применению закон может быть противоречивым или неопределенным.
       В этих случаях суды обязаны, следуя Конституции, обеспечивать такое толкование закона, которое согласуется с нею. Однако во всех названных ситуациях юридическое значение решения суда будет ограничено рамками отдельного дела.
       Признание неконституционным закона или его толкования, которое лишает противоречащие Конституции положения закона их юридической силы и имеет универсальное действие, осуществляется либо законодателем, либо Конституционным Судом. Обобщение же отдельных судебных решений, основанных на непосредственном применении Конституции судами общей юрисдикции, которое дает в своих разъяснениях по вопросам судебной практики Верховный Суд Российской Федерации, не имеет силы закона и, значит, тем более не может быть признано обязательным для судов.
       Вместе с тем суды общей и арбитражной юрисдикции должны обеспечивать согласованность с Конституцией как своих решений по отдельным делам, так и судебной практики в целом. Реализуя эту ответственность, они не только вправе, но и обязаны в определенных ситуациях (см. п.5 комментария к данной статье) обращаться с запросом о конституционности закона в Конституционный Суд.
       Указанная обязанность вытекает из буквального смысла ст.101 комментируемого Закона. Она возлагается на суд общей и арбитражной юрисдикции как в тех случаях, когда он считает невозможным разрешить рассматриваемое дело до проверки Конституционным Судом конституционности подлежащего применению закона, так и тогда, когда суд отказывается от применения неконституционного закона, основывая свое решение по делу непосредственно на конституционных нормах. Дополнительным аргументом в пользу такого вывода является то, что запрос суда общей или арбитражной юрисдикции о конституционности закона допустим в любой стадии рассмотрения дела, значит, и после вынесения решения по существу с применением непосредственно конституционных норм. Представляется, что в приведенном выше постановлении Пленума Верховного Суда от 31 октября 1995г. дается неточное разъяснение данного вопроса, поскольку обращение других судов с запросом в Конституционный Суд рассматривается лишь как способ преодоления сомнений по поводу конституционности закона, когда они не могут быть устранены рассматривающим дело судом. Это ведет к неосновательному освобождению судов от обязанности обратиться в Конституционный Суд в случаях, когда они отказываются от применения неконституционного закона, разрешая дело на основании Конституции.
       4. Полномочие обратиться с запросом о неконституционности закона предоставлено судам при рассмотрении любых дел — гражданских, уголовных и отнесенных к компетенции судов дел об административных правонарушениях (ч.4 ст.195 Кодекса об административных правонарушениях).
       Возможно обращение суда с запросом при рассмотрении дела в любой судебной инстанции, т.е. и тогда, когда выносится или должно быть вынесено судебное решение по делу в первой инстанции, и при пересмотре судебных решений в кассационном и надзорном порядке.
       При обсуждении проекта Конституции выдвигалось предложение, чтобы запросы судов направлялись в Конституционный Суд только через Верховный Суд Российской Федерации. Однако этот порядок был отвергнут, так как он ограничивал бы независимость судей, обеспечивая решениям Верховного Суда об отклонении запроса практически большую обязательность для судов, чем конституционным нормам. Кроме того, право контролировать запросы судов позволяло бы Верховному Суду вторгаться в компетенцию Конституционного Суда по оценке конституционности законов.
       В отличие от конституционных жалоб, которые допустимы в связи с неконституционностью закона, применяемого при рассмотрении конкретного дела любым правоприменительным органом, запрос в соответствии со ст.101 может исходить лишь от такого правоприменителя, как суд. Институт запроса организует и оформляет процессуальные взаимоотношения между различными ветвями судебной власти.
       Понятие "суд" используется в ст.101 и во всей гл.XIII настоящего Закона в соответствии с тем смыслом, который придается ему процессуальным законодательством (ГПК, УПК, АПК, Кодексом об административных правонарушениях). Оно охватывает как судью, единолично рассматривающего дело или решающего его отдельные вопросы на разных стадиях процесса, так и коллегиально действующие составы судей. Соответственно и запрос суда может быть оформлен судебным решением — определением или постановлением, выносимым единолично или коллегиально. В судопроизводстве с участием присяжных запрос в Конституционный Суд оформляется единоличным постановлением председательствующего по делу судьи, поскольку предметом такого обращения всегда является правовой вопрос, а присяжные привлекаются в процесс лишь для решения вопросов факта.
       5. Решение суда общей или арбитражной юрисдикции обратиться с запросом в порядке конституционного судопроизводства должно основываться на собственном выводе о неконституционности закона. Одно только сомнение в конституционности норм является недостаточным для запроса. Это вытекает из п.8 ч.2 ст.37 Закона, согласно которому в запросе должно содержаться правовое обоснование позиции заявителя. Суд как субъект, инициирующий конституционное судопроизводство, отличается от других управомоченных на это субъектов. Суды обязаны обеспечивать соответствующее Конституции толкование применяемых нормативных актов, так как судьи подчиняются Конституции. Профессиональное правосознание судьи включает в себя не только знание правовых норм, но и их оценку с точки зрения соответствия общеправовым принципам. Поэтому мотивировка запроса суда должна строиться на профессиональном судебном толковании закона, включающем правовую аргументацию вывода о его неконституционности.
       Это требование не противоречит ст.36 комментируемого Закона, которая закрепляет, что основанием к рассмотрению дела Конституционным Судом является "обнаружившаяся неопределенность в вопросе" о соответствии Конституции какой-либо правовой нормы. Данное определение указывает лишь на то, что в момент начала конституционного судопроизводства вопрос о неконституционности не является предрешенным, что презумпция конституционности закона опровергается не при обращении в Конституционный Суд, а лишь при вынесении им решения. Однако указанная презумпция не освобождает лиц и органы, управомоченные на обращение в Конституционный Суд, обосновать именно неконституционность оспариваемых норм, тем более, когда речь идет об основании запроса суда. При обращении с запросом, как и при вынесении судом любых, других решений, действует общее предъявляемое к правоприменительной деятельности требование: все сомнения в содержании подлежащих применению норм должны устраняться на основе их казуального судебного толкования. Суд может оспаривать в Конституционном Суде только такие нормы, в неконституционности которых он убежден.


<< Назад Оглавление Вперед >>



     
 

Представленные на этом web-сайте материалы не являются юридической консультацией. Информация по услугам не является публичной офертой. Любой юридический совет по конкретному делу должен быть получен только непосредственно от адвоката.
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Студия НСв <<Новый Свет>>