На главную страницу  

АНПО Правовой центр ИВВ МВД РФ
т.т. (+7 495) 747-31-24 741-92-31

Skype Skype-статус

Вопрос - ответ  Вопрос - ответ

Здравствуйте, мне 19 лет можно ли всать на утчет в Военкомат по...»

машина оформлена на дочь.когда за рулем автомобиля находился ее отец...»

Добрый день. Когда мы забронировали банкетный зал нам было...»

Добрый день! В 2009 году была осуждена по статье 130 (оскорбление),...»

Внимание! Возможно, это устаревшая версия документа!
В настоящее время база документов актуализируется.

Статья 105. Право на обращение в Конституциоввыи Суд Российской Федерации

      Правом иа обращение в Конституционный Суд Российской Федерации с запросом о толковании Конституции Российской Федерации обладают Президент Российской Федерации, Совет Федерации, Государственная Дума, Правительство Российской Федерации, органы законодательной власти субъектов Российской Федерации.

Комм. Б.С.Эбзеев

       1. Данная норма настоящего Закона регулирует отношения, возникающие в связи с толкованием Конституции Российской Федерации. Субъектами этих правоотношений выступают, с одной стороны, президент Российской Федерации, Совет Федерации. Государ ственная Дума, Правительство Российской Федерации, органы законодательной власти республик в составе Российской Федерации краев областей, городов федерального значения, автономной области и автономных округов, с другой стороны. Конституционный Суд Российской Федерации, наделенный действующим основным законом России полномочием толковать Конституцию (ч.5 ст.125 Конституции) Конституционное закрепление этого права Суда означает, что никакой иной орган государственной власти в Российской Федерации — федеральный или субъекта Российской Федерации — не может давать официального и обязательного для органов государственной власти и местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений толкования Конституции Российской Федерации. Это исключительно прерогатива Конституционного Суда. Обращение указанных в комментируемой статье субъектов в федеральный орган судебного конституционного контроля порождает его обязанность в установленные сроки дать толкование Конституции Российской Федерации в части, относительно которой в Суд направлен соответствующий запрос.
       Запрос в Конституционный Суд должен быть соответствующим образом оформлен. Обращение Президента Российской Федерации с запросом оформляется его распоряжением. Практика Конституционного Суда свидетельствует, что текст запроса обычно прилагается к распоряжению главы государства. Этим же распоряжением, как правило, назначается и представитель Президента в Конституционном Суде. Запросы Совета Федерации, Государственной Думы, Правительства Российской Федерации, органов законодательной власти субъектов Российской Федерации оформляются постановлениями, принимаемыми в порядке, предусмотренном для принятия постановлений по вопросам, отнесенным к их ведению. От имени Правительства Российской Федерации с запросом может обратиться его Президиум.
       Запрос может содержаться в самом постановлении Совета Федерации или Государственной Думы, других коллегиальных органов, указанных в комментируемой статье. Постановление, однако, может быть составлено и в виде поручения рабочему органу или должностному лицу (Председателю Совета Федерации, Совету Государственной Думы, Президиуму Народного Собрания и др.) подготовить и направить в Конституционный Суд соответствующий запрос. В последнем случае постановление коллегиального органа направляется в Суд совместно с запросом, причем дополнительного решения об утверждении текста запроса не требуется.
       2. В отличие от других категорий дел, рассматриваемых Конституционным Судом, право на обращение с запросом о толковании Конституции Российской Федерации не обусловлено Законом какими-либо обязательными предварительными условиями. Глава XIV не содержит специальной статьи о допустимости запроса. В силу этого орган государственной власти, наделенный правом на обращение в Конституционный Суд с запросом о толковании Конституции, формально не ограничен.
       Однако в процессе осуществления конституционного правосудия постепенно выкристаллизовываются критерии допустимости запросов о толковании Конституции. В частности, своим определением от 4 декабря 1995г. Суд отказал в принятии к рассмотрению запроса Совета Федерации о толковании п."г" ч.1 ст.102 Конституции, касающегося решения вопроса о возможности использования Вооруженных Сил Российской Федерации за пределами ее территории. Суд пришел к выводу, что рассмотрение данного запроса означало бы в действительности не толкование п."г" ч.1 ст.102 Конституции, а проверку конституционности Федерального закона от 23 июня 1995г. "О порядке предоставления Российской Федерацией военного и гражданского персонала для участия в деятельности по поддержанию или восстановлению международного мира и безопасности". Между тем в представленном Советом Федерации запросе конституционность этого Закона ни по форме, ни по содержанию заявителем не оспаривалась. В силу такой подмены запрос Совета Федерации был признан недопустимым. Такая же аргументация была использована Судом при прекращении 7 декабря 1995г. производства по делу о толковании положений ст.95, ч.2 ст.96, пп. 7 и 8 раздела второго "Заключительные и переходные положения" Конституции.
       Иными словами, можно констатировать, что Конституционный Суд проявляет известную и, как представляется, оправданную осторожность при принятии к рассмотрению запросов о толковании Конституции, отдавая при наличии соответствующих условий предпочтение иным видам производства (рассмотрению дел о соответствии Конституции нормативных актов органов государственной власти и договоров между ними, споров о компетенции и пр.).
       В связи с критериями допустимости запросов о толковании существенное значение имеет и определение от 20 ноября 1995г. об отказе в принятии к рассмотрению запроса группы депутатов Государственной Думы и запроса Верховного Суда Российской Федерации о проверке конституционности ряда положений Федерального закона от 21 июня 1995г. "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации". В этом определении сформулирован универсальный критерий допустимости обращений в Конституционный Суд, в том числе и с запросами о толковании Конституции, — такие обращения должны соответствовать предназначению и принципам деятельности Конституционного Суда, а сам Суд в результате их рассмотрения не должен превращаться в непосредственного участника текущих политических процессов.
       Таким образом, речь не идет об удовлетворении познавательного интереса субъектов, обратившихся в Конституционный Суд с запросом. Согласно ч.2 ст.36 настоящего Закона, основанием к рассмотрению дела о толковании Конституции Российской Федерации является обнаружившаяся неопределенность в понимании положений Конституции Российской Федерации. Отсюда логически следует, что такая неопределенность обнаруживается управо-моченными на обращение с запросом в Конституционный Суд органами в связи с их официальной деятельностью по осуществлению своих государственно-властных функций и принадлежащих им полномочий.
       Причем толкуются именно положения, нормы Конституции, содержащие права и обязанности субъектов конституционно-правовых .отношений, а не содержащиеся в Конституции понятия, если только речь не идет о выяснении их специального смысла, заложенного конституционным законодателем и потому прямо влияющего на объем прав и обязанностей субъектов конституционных правоотношений. В частности, Суд обратился к выяснению смысла и содержания понятия "принятый федеральный закон" в деле о толковании отдельных положений ст.107 Конституции Российской Федерации, поскольку от интерпретации этого понятия в значительной мере зависит адекватное представление о конституционных полномочиях участников законодательного процесса, включая Государственную Думу, Совет Федерации, Президента Российской Федерации.
       3. Закон о Конституционном Суде не содержит определения понятия толкования Конституции Российской Федерации, в нем говорится лишь о неопределенности в понимании положений Конституции, которое преодолевается толкованием Конституционного Суда. Не обращался специально к этому вопросу и Конституционный Суд, но принятые им решения позволяют сделать вывод, что толкование Конституции и ее норм включает в свое содержание как уяснение (самим Конституционным Судом), так и разъяснение (иным субъектам права) смысла интерпретируемых норм. Другими словами, процесс толкования означает и познание конституционной нормы самим интерпретатором, и разъяснение нормы, т.е. доведение Конституционным Судом до всеобщего сведения познанного им содержания конституционных норм и выраженной в них воли законодателя. При этом такая предметная деятельность применительно к статусу Конституционного Суда всегда имеет письменную форму и выражается в его решениях либо по конкретным делам, и в этом случае речь идет о казуальном толковании, либо в итоговом решении Конституционного Суда о толковании Конституции Российской Федерации, ее норм, которое, согласно ч.2 ст.71 настоящего Закона, именуется постановлением и само обладает нормативным значением. Глава XIV Закона регламентирует только порядок нормативного толкования, которое рассчитано на неоднократное применение, осуществляется в отношении широкого круга общественных отношений, является официальным и обязательным.
       4. Толкование Конституции Российской Федерации состоит в преодолении Конституционным Судом неопределенности в понимании ее положений, в выяснении объективного смысла и содержащихся в Конституции позитивных правовых принципов. Вопрос об объеме толкования (адекватном, расширительном, ограничительном), способах толкования (систематическом, филологическом, историко-политическом, логическом) не получил разрешения в Конституции и настоящем Законе. Однако некоторые требования к осуществляемому Судом толкованию основного закона в этих актах, а также решениях самого Конституционного Суда сформулированы.
       Согласно ч.2 ст.16 Конституции, никакие другие положения Конституции не могут противоречить основам конституционного строя Российской Федерации. Интерпретация всех последующих положений Конституции не может противоречить нормам гл.1 и поэтому должна осуществляться в сопряжении с ними.
       В связи с этим возникает требование о системности толкования, выявлении системообразующих связей конституционных норм и права в целом: субординации, координации, происхождении и т.п. В Послании Конституционного Суда Верховному Совету Российской Федерации от 5 марта 1993г. "О состоянии конституционной законности в Российской Федерации" подчеркивалось, что "нельзя не учитывать, что Конституция есть единый документ и все ее положения должны рассматриваться во взаимосвязи, системно".
       Отсюда следует также требование к Конституционному Суду в процессе толкования Конституции с уважением относиться к позитивному праву, учитывая иерархию правовых норм и их многообразие. Это не противоречит праву Суда выводить способ правильного разрешения конституционного спора из общих начал и смысла Конституции Российской Федерации. В отличие от прежнего Закона о Конституционном Суде (п.6 ч.1 ст.62) настоящий Закон (ст.68) прямо такого права не предусматривает. Но оно вытекает из некоторых иных положений Закона, в частности ч.4 ст.79, согласно которой в случае, если признание нормативного акта неконституционным создало пробел в правовом регулировании, непосредственно применяется Конституция Российской Федерации. Это в том числе означает, что принципы конституционного строя, в которых прежде всего выражены общие начала и смысл Конституции, приобретают непосредственно регулирующее значение.
       В данном контексте возникает вопрос и о том, что подлежит выяснению в процессе толкования: воля конституционного законодателя или воля и смысл самой Конституции. Однозначного ответа на этот вопрос в решениях Конституционного Суда нет. В частности, если в постановлении от 12 апреля 1995г. по делу о толковании ст.ст. 103 (ч.3), 105 (ч.2 и ч.5), 107 (ч.3), 108 (ч.2), 117 (ч.3) и 135 (ч.2) Конституции Суд отдал предпочтение смыслу самой Конституции и признал, что положение об общем числе депутатов Государственной Думы, содержащееся в указанных статьях, следует понимать как число депутатов, установленное для Государственной Думы ч.3 ст.95 Конституции, — 450 (См.: Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. 1995. №2-3. с.17-22.), то в постановлении от 20 февраля 1996г. по делу о проверке конституционности ряда положений Федерального закона от 8 мая 1994г. "О статусе депутата Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации" предпочтение было отдано изначальному видению объема депутатских иммунитетов, из которого исходили создатели проекта основного закона (см.: Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. 1996. №2. с.12-20.).
       Закон о Конституционном Суде устанавливает также, что решения Конституционного Суда (в том числе о толковании Конституции) должны быть совместимы с его другими решениями. Решение по делу о толковании Конституции не должно противоречить ранее принятым решениям о толковании или решениям по конкретным делам. Если требование о совместимости между собой решений об официальном толковании Конституции является императивным, то требование о совместимости решений о толковании и решений по конкретным делам весьма желательно, но не абсолютно. Согласно ст.73 Закона, в случае, если большинство участвующих в заседании палаты судей склоняются к необходимости принять решение, не соответствующее правовой позиции, выраженной в ранее принятых решениях Конституционного Суда, дело передается на рассмотрение в пленарное заседание. Конституционный Суд в пленарном заседании может принять решение, не соответствующее ранее выраженной позиции Конституционного Суда. Такое решение может быть обусловлено либо "поиском права", либо "превращением" Конституции, т.е. изменением основного закона без изменения его текста (см. комментарий к ст.1), либо внесением в Конституцию дополнений и изменений, привносящих изменения в нормативное содержание ранее интерпретированных конституционных положений, которые в силу этого нуждаются в новом понимании.
       5. Толкование Конституции Российской Федерации, отдельных ее норм дается исключительно в пленарных заседаниях Конституционного Суда (п.2 ч. 2 ст.21 Закона). Причем решение о толковании Конституции Российской Федерации в отличие от решений по иным делам принимается большинством не менее двух третей от общего числа судей (ч.4 ст.72 Закона). Это обусловлено юридической, а также общесоциальной значимостью таких решений и возможными политическими последствиями. По мнению законодателя, такой порядок принятия решения о толковании Конституции и установленное комментируемой статьей большинство являются гарантией от интеграции Суда в текущий политический процесс.


<< Назад Оглавление Вперед >>



     
 

Представленные на этом web-сайте материалы не являются юридической консультацией. Информация по услугам не является публичной офертой. Любой юридический совет по конкретному делу должен быть получен только непосредственно от адвоката.
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Студия НСв <<Новый Свет>>